Астрономические сюжеты «Белая лошадь» на Чёрной горе и «фреска с покойником» из пещеры Laskaux

Археоастрономия, развиваясь медленно и трудно, созрела, наконец, до опознания наиболее ярких и выразительных изображений созвездий эпохи первобытности. Проникновение в неожиданно богатый и сложный духовный мир людей палеолита невозможно без признания преобладающей роли неба и небесных явлений в их жизни. Основным препятствием на этом пути оказывается вовсе не всеобщая астрономическая безграмотность гуманитариев, а болезненная реакция устоявшегося исторического мировоззрения, в котором первобытный человек обязан быть примитивным дикарём. Преобладает неискоренимое убеждение в том, что дикие предки жили исключительно земными заботами. Пища, то есть охота и собирательство, тепло и безопасность — вот суровая реальность и базис первобытнообщинной формации. Астрономия палеолита — это не частный случай исследований экзотических специалистов — археоастрономов. Это движение к новому мировоззрению, преодолевающему пороки тупиковых научных парадигм, и решающему застарелые исторические проблемы.

В последние годы знаменитые шедевры палеолитической пещерной живописи на юге Франции становятся объектами пристального внимания археоастрономов. Однако самое раннее изображение небесного созвездия (возраст 20 тыс. лет) обнаружено не во Франции, а в Хакасии, на обсерватории «Белая лошадь» в бассейне реки Белый Июс (54° 40′ 34 ′′ с.ш. и 89° 40′ 02 ′′ в.д.). Оно и опознано первым. Обсерваторию исследовал и описал Ларичев В.Е. [1,2]. Самые древние люди создали образ современного созвездия Лев (древнейший образ — Лошадь).

В этой работе Ларичев В.Е. обращает внимание на схожесть лошади Чёрной горы с десятком рисунков дикой лошади, представляющих искусство ледниковой эпохи Европы.

«При проведении сравнений особо сильное впечатление производит не столько очевидная аналогичность профильных контуров животных с характерными для диких лошадей особенностями облика отдельных частей тела, сколько озадачивающее совпадение весьма специфических деталей рисунков. К ним относятся в частности, отсутствие у отдельных фигур передних ног (или подчёркнутая укороченность их), выпуклость живота, а также одинаковость позиций задних ног». [1]Стр. 34.

Следовательно, и французские лошади могут быть не только (и не столько) анималистическими рисунками дикого животного — объекта охоты, сколько образами зодиакального созвездия.

Французские живописные сюжеты относятся к третьей стадии развития искусства кроманьонцев, имеющей возраст 19 — 15 тыс. лет. Рисунку в пещере Ляско 17 тыс. лет. Возраст хакасской «Белой лошади» определяется Ларичевым В.Е. методом Локьера в 16 — 18 тыс. лет [2]. Случай уникальный и важный, а потому детальный анализ астрономических обстоятельств не будет лишним.

Рабочее место наблюдателя обсерватории на Чёрной горе определено исследователями как небольшая скальная площадка перед изображением лошади. Там устанавливался теодолит при измерении азимутов объектов на горизонте. С рабочего места наблюдателя прекрасно виден дальний восточный и юго-восточный горизонты. Западный горизонт перекрыт скальным навесом и вершиной горы. Исследователи сосредоточили внимание на юго-восточном направлении, где обнаружили дальние визиры пригоризонтной обсерватории: восход Солнца в день зимнего солнцестояния и восходы полной Луны во время, близкое к летнему солнцестоянию («высокая» и «низкая» Луна). Событие восхода определено по верхнему краю диска обеих светил. При этом восход «низкой» Луны (на самом деле это самая высокая летняя Луна) обнаруживается на 0,5° левее (севернее) великолепного визира на вершине горы Сундук I. Восход Солнца в зимнее солнцестояние наблюдается тоже на 0,5° левее (севернее) двухвершинного визира над горой Сундук II. Наконец «высокая» (в действительности самая низкая летняя Луна в фазе полнолунья) всходит на стыке горизонта и скального навеса. Скорее всего, полный диск такой Луны с рабочего места наблюдать невозможно. Описанная обсерватория признаётся удобной для наблюдения восходов светил в современную эпоху.

Практика показывает, что наблюдение и фиксация восходов верхней точки дисков (особенно диска Луны) весьма затруднительно, а часто и совсем невозможно. Значительно удобнее использовать момент отрыва диска от горизонта, то есть считать событием восхода прохождение нижнего края диска через линию горизонта. В этом случае скальные вершины Сундука I и Сундука II окажутся наилучшими визирами событий восходов для эпохи с наклонением эклиптики 23° 26′ 30′′ (современное значение угла).

После 1968 года небесная механика имеет возможность точного расчёта элементов земной орбиты в отдалённом прошлом [5, 6]. Современные компьютеры позволяют реализовать математическую модель и произвести необходимые расчёты. В таком случае легко выяснить, что эпохи с тем же значением угла наклонения эклиптики к плоскости экватора (23° 26′ 30′′) были и в прошлом — в 16050 г. до н.э. и в 37150 г. до н.э. Более древние даты не актуальны. В три обозначенные эпохи наблюдательная ситуация на пригоризонтной обсерватории «Белая лошадь» была идентичной. Несомненно. Но разным было звёздное небо.

Как провести выбор между эпохами, удалёнными от нас на 18 тыс. лет и 39 тыс. лет? Если бы на скале не было изображения белой лошади, задача не имела бы астрономического решения. Не было бы и археологических аргументов, то есть возможности сопоставить это изображение с рисунками в пещерной живописи Франции. Этот небольшой рисунок имеет исключительную ценность для понимания духовной культуры людей палеолита.

Автор предлагает небольшое дополнение к правильному в целом решению, найденному сибирскими коллегами. Оно состоит в том, чтобы объяснить не только сам факт изображения лошади и деталей рисунка, но и ориентацию лошади головой на север. Ключ к пониманию сущности — ориентация. Лошадь могла быть и головой на юг. Из двух вариантов древний художник выбрал первый. Почему?

Чтобы ответить на вопрос, сначала следует понять, что фигура белой лошади очень похожа на фигуру созвездия Лев с учётом собственного движения звёзд. Необходимые исследования и сопоставления блестяще выполнены В.Е. Ларичевым. При этом он отмечает, что лошадь имеет признаки беременности, то есть является кобылой. Далее он пишет:

«Однако, сопоставимость смещения точек восхода его к северу и движение в том же направлении лошади палеолитического святилища Чёрная Гора порождает мысль о том, что и само Солнце виделось жрецам древнекаменного века в образе лошади, но, быть может, иного пола, чем лошадь, воплощающая созвездие. В случае оправданности такого предположения можно было объяснить почему „Белая лошадь“ изображена с явными признаками беременности. Это стало следствием вхождения декабрьского Солнца в соответствующее зодиакальное созвездие, воспринимаемых в образах одного вида животного — лошади.

В таком случае само календарно-астрономическое событие — совмещение в небесном пространстве Солнца и созвездия, должно было рассматриваться как астральный половой акт. Последствие его находило проявление в событиях весьма эффектных: начинался (рождался?) новый тропический год, над утренним горизонтом появлялось обновлённое Солнце очередного временного цикла, а над восточной частью небосвода от утра к утру во всё большей полноте становилось доступным созерцанию двигающееся всё далее к западу созвездие лошади». [1] Стр. 60-61.

Нужно знать (в методе прецессионного календаря это делается элементарно), что 18000 лет назад зимнее солнцестояние случалось с Солнцем, когда оно входило «под хвост Льва», на эклиптическую долготу Денеболы (β Льва) (азимут 250° — отсчёт от северного узла эклиптики и галактического экватора, 70° прецессии — отсчёт от южного узла эклиптики и галактического экватора). В более древнюю эпоху 39000 лет назад зимнее солнцестояние было в Стрельце (азимут 5°, 545° прецессии). Выбор сделать не трудно — лошадиная тематика актуальна для эпохи, отдалённой от нас на 18000 лет. Сделав этот выбор, можно более внимательно отнестись к обстоятельствам, сопровождающим наблюдения на Чёрной горе.

Универсальный угломерный инструмент буквально объективно показал, что юго-восточная линия горизонта очень близка к математическому горизонту. Ровно так же к нему близка и фигура белой лошади. Линия горизонта проходит через её туловище. Высота этой фигуры над подножием скального обрыва, то есть наблюдательной площадки, составляет 164 см. Высота фигурки 10 — 15 см, длина — около 30 см. Белая лошадь расположена на уровне лица наблюдателя. Если лицо (вместе с наблюдателем) поместить на удалении 45 — 50 см от рисунка, то угловые размеры небольшой белой фигурки составят около 30°, что точно соответствует угловым размерам созвездия Лев. Поскольку наблюдателю следует смотреть на линию горизонта, постольку фигура белой лошади будет находиться справа от него. Чтобы видеть одновременно лошадь и линию горизонта, нужно отступить немного назад. Белая лошадь находится в 60 см от края скального выступа (вертикальная линия горизонта) и, при отступлении наблюдателя, её фигура визуально приблизится к краю выступа, а хвостовой частью почти прикоснётся к небу вблизи вертикальной линии горизонта.

Белая лошадь изображена на тёмно розовом фоне камня (известняка). Небо имеет тот же цвет в ранней заре. В такой ситуации наблюдатель увидит белую кобылу на тёмно-розовом небе. Но одного этого мало. Сзади земной кобылы он увидит небесного жеребца, вскакивающего на её круп для космического полового акта. И этот жеребец вовсе не Солнце. В том и состоит весь смысл обсерватории «Белая лошадь» на Чёрной горе — небесный жеребец — это зодиакальный Лев в гелиакическом состоянии. Потребное совмещение фигур небесного жеребца и земной кобылы на скале Чёрной горы возможно в короткую историческую эпоху. Сочетание условий очень редко, а потому может быть основой однозначной абсолютной датировки астрономическими методами.

Наиболее эффектным положение Льва над горизонтом будет как раз при восходе Денеболы, но так, чтобы голова Льва (то есть жеребца) ещё не успела скрыться за край выступа № 2 — за вертикальную линию горизонта. Для этого Денеболе следует всходить значительно левее вершины Сундука I. Созвездие Лев должно быть видно на фоне ранней зари в тёмно-розовом небе. В таком случае Солнцу следует находиться глубоко под горизонтом (глубина от 18° до 7°, то есть от астрономических до гражданских сумерек). Лучший космологический результат достигается при глубине Солнца от 15° до 10° (навигационные сумерки). Легко вычислить, что это место эклиптики удалено от долготы Денеболы на 17° — 26° по ходу Солнца. Если учесть, что светило должно пребывать ещё и в зимнем солнцестоянии, то датировка уникальной эпохи однозначна:

250° + 17° = 267° прецессии; 267°× 71,613286 лет = 19121 год.
250° + 26° = 276° прецессии; 276°× 71,613286 лет = 19765 лет.

В это время угол наклонения плоскости эклиптики к плоскости экватора был примерно на 0,2° (12′) меньше современного состояния. Следовательно, и точки восходов светил были смещены на близкую величину к северу (для наблюдателя — левее), что идеально подходит для наблюдения отрыва диска полной Луны над визиром Сундука I, и для наблюдения отрыва диска Солнца от двойной вершины над Сундуком II. Мог быть виден и восход «высокой» Луны над Сундуком III. Таким образом, и пригоризонтная обсерватория, и космическое совокупление лошадей, 20000 лет назад одновременно были в наилучшем из возможных состояний.

После зимнего солнцестояния Солнце сместится по эклиптике в глубину зодиакальной Девы (которая в те времена чаще понималась как Змей) и восход звёздного жеребца будет виден только в тёмной части ночи. Когда загорится тёмно-розовая заря, он скроется за скальный выступ № 2. Тоже было в исторически более раннее время. В более позднее время зимнее солнцестояние случалось слишком близко к телу Льва, и оно не успевало полностью выйти из-за линии горизонта — гражданские сумерки гасили самые яркие звёзды.

В связи со смещением экватора из-за прецессии, место восхода созвездия Лев будет иметь вековое смещение на линии горизонта. Вначале оно станет смещаться вправо, то есть за скальный выступ — за вертикальный горизонт. Картина космического акта потеряет полноту и правильность. Максимальное удаление вправо случилось как раз 18000 лет назад. Через тысячу лет Лев вернётся на прежнее место, но ненадолго — ещё через тысячу лет он обнаружится значительно левее места совокупления с земной белой кобылой. С течением веков место восхода Льва переместится по горизонту до точки востока и ещё дальше — до места восхода Солнца в летнее солнцестояние на северо-востоке. «Белая лошадь» на Чёрной горе на долгие тысячелетия погрузится в забвение и одиночество.

Теперь пришло время обнаружить и понять самое сокровенное и драгоценное содержание святилища. Чтобы приступить к этому этапу исследований, необходимо вспомнить биологию лошади.

Беременность домашней лошади длится 11 месяцев, и сразу после родов (выжерёбки) следует вскармливание новорожденного молоком матери или подсос. Жеребёнок сосёт мать не менее полугода. Лучше, чтобы выкармливание потомства проводилось при сочном травостое, то есть весной и летом, а отъём от материнского вымени — осенью. Вот почему начало выжерёбки должно совпадать с началом тёплого весеннего времени. Гон у лошади начинается практически через неделю после родов и длится около месяца. Поэтому сезон случки при табунном коневодстве бывает с 15 апреля по 1 мая. При конюшенном содержании случку переносят на более ранние месяцы: от середины февраля до конца марта.

Период гона у дикой лошади в Хакасии эпохи максимума последнего оледенения достоверно неизвестен. Выжерёбка в конце октября в ту эпоху практически невозможна — это привело бы к гибели молодняка. Но лишь в таком случае гон мог быть приурочен к зимнему солнцестоянию. Значительно более реалистичными и естественными были бы сроки выжерёбки и гона после весеннего равноденствия, а конец подсоса — после осеннего равноденствия.

Рассуждая таким образом, исследователь вынужден констатировать, что космические лошади живут в другом временном ритме, отличном от ритма диких земных лошадей. И астрономы святилища «Белая лошадь» об этом знали. Более того, они придавали этому расхождению особенное значение. Чтобы понять древних космологов, следует ясно осознать, что космические лошади рождают то, что зачинают, и это — ни жеребёнок и ни Солнце. Плодом их космической любви является год, бесплотная, но важнейшая сущность мира. Они зачинают новое время. Время, а вместе с ним порядок и сила жизни, поступают с неба в «подлунный мир» в виде годовой порции. В этом времени содержится весь потенциал жизни Земли на будущий год.

Созвездие само по себе не имеет такой грандиозной значимости в жизни Вселенной. Способность зачинать драгоценный плод звёздный жеребец (созвездие Лев) получает от Солнца.

В середине зимы дневное светило имеет наименьшую силу. Её не хватит на убийство звёздного зверя (в противоположность тому, как это происходит в середине лета). Солнце уже не так горячо и яростно, а потому может создать и передать семя времени звёздному жеребцу.

Жертва летнего солнцестояния — особая и отдельная тема исследования. Летнюю жертву звёздного зверя Солнце компенсирует тем, что само передаёт другому звёздному зверю новое время и потенциал жизненной силы на следующий год. Случается это во время прохождения светила вдоль созвездия. В это время Лев на небе не виден ни ночью, ни утром, ни вечером. Он рядом с Солнцем, то есть в дне, а днём звёзды не видны. Таинство трансформации и трансмутации.

После трансформации Солнце приближается к хвосту Льва. Место восхода медленно продвигается вправо ко дню зимнего солнцестояния, освещая на восходе фигуру белой лошади на розовой скале. Утренний диск виден очень короткое время — тем же ранним утром он уходит за скальный выступ № 2. Когда Солнце достигает солнцестояния и крайнего правого положения на линии горизонта, оно уже не может освещать белую фигуру. Кобыла более чем на неделю освобождается от сияния натёков известняка на своём изображении — для этого она помещена в неглубокую западину на вертикальной скале и прикрывается тенью небольшого выступа скалы. Она не освещена, потому что уже родила предыдущий год, но ещё не зачала следующий. Сияния нет потому, что нет плода. К этому времени звёздный жеребец тоже ещё не успел подняться в розовой заре во всей своей космической красе.

После солнцестояния, когда точка восхода около недели буквально стоит на одном месте, солнечный диск на восходе двинется влево и вновь осветит белые капельки известняка на «шкуре» кобылы — она забеременеет новым плодом — новым временем и новой силой жизни. Звёздный жеребец вскочит на её круп.

В течение года каждое утро Солнце будет освещать белую лошадь. Освещение — знак беременности. Пасмурное утро картины не меняет. Освещённость — беременность, тень — бесплодность.

Святилище сделано людьми и для людей, а его содержание — отношение между небом, землёй и человеком. Люди в этой главной триаде Вселенной не второстепенны. Космологи имеют ясное представление о роли и судьбе человечества. Жизнь людей для них — это судьба эмбриона (плода) в утробе матери Земли. Отцом эмбриона оказывается небо, а Солнце и созвездие — исполнители и посредники. Однако беременность предполагает роды — эмбриогенез это процесс с организованным финалом.

А какова в этом замечательном сценарии судьба старого (прожитого) года? Его конец — это космическая выжерёбка. Созревший плод при родах переходит с земли на небо, от матери к отцу. Там он может стать только звездой. За хвостом формального отца — звёздного жеребца, находится большое скопление мелких звёзд, которое сейчас называется Волосы Вероники. Для древних греков они представлялись стадом коров великана Гериона (зодиакальная Дева). У греков были календарные стада мифологических животных. Между прочим, именно эти стада оставляли огромное количество навоза в конюшнях Авгия («солнечного луча») — сына Гелиоса, то есть Солнца. Навоз календарных животных — это история.

Несомненно, что эти мифы берут начало в удивительно сложном и развитом мировоззрении палеолита. Впрочем, более важным здесь оказывается совсем другое. Переход от внутриутробного развития к самостоятельной жизни после рождения, от жизни к смерти и от бодрствования ко сну, осуществляется по единой схеме. Всегда — это переход с земли на небо. В этот же ряд можно поставить судьбу человечества. Существенная разница состоит лишь в том, что для человечества актуален не годовой, а прецессионный цикл.

Главным препятствием на этом пути является горизонт. Для человека в обычном состоянии он недостижим. Мы, современные люди, ещё из начальной школы знаем, что горизонт это — условная линия. Однако древнее человечество относилось к горизонту более сложно. Люди полагали, что условной и недосягаемой линией горизонт предстаёт только перед нормальными живыми существами, в том числе перед людьми. А вот для души, отделившейся от тела во сне и после смерти (а так же в особом состоянии транса), горизонт смыкается и становится простой линией, которую можно перешагнуть. Говоря современным языком, перейти от трёхмерного к двумерному восприятию области горизонта. Душа поднимается на твёрдое небо, перешагнув линию горизонта. Тоже делают и небесные существа, опускаясь с твёрдого неба на твёрдую же землю. Линия горизонта не является препятствием для духов. На этих древнейших представлениях о линии горизонта базируются фундаментальные мировоззренческие конструкции о посмертной судьбе и, следовательно, о смысле земной жизни. Отсюда следуют все решения о технологической организации хозяйственной и духовной жизни людей в неолите и в эпохе раннего металла. Мировоззренческий смысл приобретает и «неолитическая революция». Эти грандиозные и разнообразные мировоззренческие конструкции давно погребли под своими многослойными руинами удивительно простое и эффектное свойство древней линии горизонта.

Впрочем, кое-что осталось. Например, магический способ защиты живого человека от злых духов с помощью нарисованной окружности (круга). Эта окружность и есть линия горизонта, имеющая противоположные свойства. Она легко преодолевается живым человеком, но для духа так же недостижима, как для живого недостижим земной горизонт. Магические особенности простая линия приобретает в силу того, что её создателем становится человек. Следовательно, создателем земного горизонта непременно должен быть космический дух Солнца, имеющий с нашей бессмертной душой и иными духами единую природу. Нам пора осознавать, что источником человеческой культуры, от бытовых мелочей и корней языка, до сложных мировоззренческих конструкций, во все времена и у всех народов было небо.

Маленькая беременная белая лошадь на Чёрной горе в хакасской глухомани бережно хранит великие тайны человеческого духа. Вместе с тем, вот уже 20000 лет она служит скромным памятником её гениальному творцу. Святилище «Белая лошадь» играет значительно более сложную космологическую роль, чем это кажется при поверхностном отношении к древней космологии. Главное в этой роли — глубокая и постоянная связь космических и земных объектов и событий. Связь небесных прародителей и земных «тварей».

***

Легко понять, что прецедент «Белой лошади» неизбежно должен привести исследователей к потребности объяснить феномен палеолитической пещерной живописи с астрономической точки зрения. Успех на нелёгком пути в значительной степени зависит от удачного выбора объекта исследования. Самым подходящим для этого можно признать изображение в пещере Ляска (45° 03′ с.ш. и 1° 09′ в.д.).

Описание астрономического сюжета «фрески с покойником» выполнено Ларичевым В.Е. в монографии и в статье [3,4]. На рисунке приведена прорисовка знаменитого сюжета, помещённого в этих публикациях. Ларичев считает, что крупный бык изображает созвездие Телец, носорог в левой части рисунка это зодиакальные Близнецы, «покойник» — Орион, а птица «на штандарте» — Сириус. Сопоставим эту реконструкцию с соответствующим участком карты звёздного неба и сделаем несколько замечаний.

Первое: Телец. Сопоставление вполне естественно и часто приходит в голову исследователям этого предмета. Однако на многих известных изображениях небесного быка его голова направлена в противоположную сторону. Часты изображение лишь передней половины туловища. А вот в гробнице Сети — I (Египет, Новое Царство) небесный бык изображен над Озирисом — Орионом в полном виде и в нужной ориентации.

Контуры современного Тельца недостаточно обширны и расположены так, что Орион оказывается у него под брюхом и ниже копыт передних и задних ног. В то время как «покойник» на фреске лежит перед его рогатой мордой и передними ногами. Нужно предположить, что древний художник видел небесного быка несколько иначе — для него фигура зверя складывалась из современного Тельца и современного же Возничего. Этот образ хорошо известен греческой мифологии как Аргос, убивший быка и надевший его шкуру, а также как Минотавр. В мифе можно обнаружить следы слияния и распада этой пары созвездий. У могучего зверя, образованного слиянием созвездий, фигура кажется ближе тому образу, который изобразил палеолитический художник в пещере Ляска. Звезда Капелла, с учётом собственного движения, займёт положение глаза быка, и лишь в этом случае вертикально торчащий хвост с кисточкой может быть сопоставлен с астеризмом Плеяды.

Существенно, что, наконец, становится понятной чудовищная деталь рисунка: прямая линия, пересекающая фигуру быка от заднего прохода до полового члена. Обычно её принимают за копьё охотника. Якобы, перед тем как погибнуть от рогов быка, «покойник» успел таки всадить своё оружие ... в задний проход зверя. Заметим, кстати, что так не охотятся. Моральный кодекс охотника палеолита не позволял таких вольностей. Да и соплеменники засмеют.

Не нужно выдумывать. Нужно посмотреть на карту звёздного неба и понять, что прямая линия изображает фрагмент эклиптики, как траектории Солнца в пределах созвездия. Светило в годовом движении входит под хвост небесного быка (под Плеядами), проходит через туловище и покидает тело созвездия в окрестностях звезды ς и Крабовидной туманности.

Только Солнце может выпустить кишки небесному зверю в эпоху палеолита. Кишки — это тоже звёзды. Но, какие? По зрелому размышлению, весь Орион не может быть кишками Быка. Для такой роли подходят лишь λ, φ и γ Ориона (Беллатрикс). Возможно, что Бетельгейзе или α Ориона в те времена понималась как копыто передней ноги быка. Орион тогда располагался значительно южнее небесного экватора и в Северной Евразии был виден низко над горизонтом. Реалистично предполагать, что даже пояс Ориона не поднимался выше линии горизонта. В такой ситуации хорошо видны лишь указанные звёзды. Они вполне могут быть частью большого созвездия Бык, а именно, его кишками.

Второе: «покойник». Пора уже прекратить этот анекдот. Никакой он не покойник. Очень живой мужчина в фаллическом состоянии. Под его ногами изображена ещё одна короткая прямая линия («палка с сучьями»). Это тоже фрагмент эклиптики, который даёт возможность зрителю понять, что рисунок состоит из двух частей: 1)бык — «покойник» и 2)птица — носорог. Короткая «палка» трассирует эклиптику для второй пары. Вторая пара образов созвездий смещена вниз и сдвинута под первую пару. В природе эти четыре созвездия, видимые одновременно, занимают половину неба. В пещере нет места для такого размаха. Художник решил проблему гениально — короткая прямая линия.

«Покойник», по этой логике, находится в естественном положении относительно большого созвездия Бык. Тогда он может быть только современным зодиакальным созвездием Близнецы. Именно у этого созвездия есть «фаллос» — линия звёзд μ, η, 6, 3, 1. Линия нацелена на южный узел системы координат Вечный Зодиак. Фаллос большого звёздного Быка направлен в это же важнейшее место древнего неба. Но на рисунке в пещере Ляско южный узел не изображен. Более того, как раз в нужном месте находятся непривычные для нас кишки. В этом ощущается личное отношение художника к сексуальной силе участников композиции.

Особый интерес вызывает птичья голова «покойника». Дело в том, что звёзды Кастор и Поллукс имеют исторически значимое собственное движение. Поллукс движется быстрее Кастора. В рассматриваемую эпоху палеолита Поллукс находился ближе к созвездию Рак, чем сейчас. Тогда голова «покойника» выглядела именно так, как его изобразил художник — α, β и ο Близнецов образовывали маленькую, но яркую птичью головку.

Прекрасной особенностью пещерной живописи на юге Франции является то, что созвездие Близнецы изображено дважды — ещё раз в пещере «Трёх Братьев». Однако этот астральный образ современные историки-искусствоведы называют «шаманом». В фигуре «шамана» легко узнаётся вытянутый и наклонённый к эклиптике прямоугольник созвездия Близнецы. Это — туловище астрального существа. Оригинальное изображение половых органов точно соответствует звёздному прототипу. Живот «покойника» из пещеры Ляска, преобразился в спину «шамана» из «Трёх Братьев». В бытовом состоянии фаллос скрыт ногами существа, а в астральном образе он должен быть виден, так же, как на небе.

Этот «шаман» хорошо известен в мифологии индоевропейских народов. У греков он демон Сатир или Силен, у славян — леший, а у всех поздних христиан — чёрт. Хотя, справедливости ради, следует заметить, что древнейший Чёрт, описанный в сказке А.С. Пушкина «О попе и работнике его Балде», есть образ околополярного созвездия Дракон.

«Шаман» палеолита имеет хорошо узнаваемые черты животного Оленя. Зодиакальные Близнецы у древних северных индоевропейцев были звёздным Оленем или Ланью, в то время как средиземноморские пеласги считали это созвездие Сатиром. Двойственность образа обнаруживается ещё в палеолите.

Третье: носорог. Несомненно, это изображение зодиакального Льва. Характерный хвост носорога, неслучайно похожий на хвост быка, образован γ, ζ, μ и ε Льва (шея и голова Льва). Носорог, как образ созвездия Лев, явление уникальное. Лев в ту же эпоху во Франции и в Хакасии обнаруживается в образе небесной Лошади. Возможно, соединение этих двух астральных персонажей в индоевропейской древности породило знаменитого мифического Единорога.

Четвёртое: птица на штандарте. Для неё остаётся последнее свободное место — зодиакальный Рак. Сама птица ассоциирует с астеризмом Ясли, а «штандарт» образуется линией звёзд β и δ Рака. В звёздной композиции мог участвовать и Процион — собственное движение его за рассматриваемый период более 10°. Естественно думать, что Процион исполняет роль короткой «палочки с сучком» у подножия «штандарта».

В более поздние времена именно эта птица была у греков мифической Сиреной, русским Сирином и, ещё позже, «петушком — золотым гребешком». Золото в астрономической аллегории неолита и раннего металла маркирует летнее солнцестояние, а потому эпоха Петушка — около 148 г. до н.э. Эпоха Сирены — Сирина значительно древнее. Зимнее солнцестояние в этом месте эклиптики случалось с Солнцем 15 тыс. лет назад, а весеннее равноденствие — 7500 лет назад. Палеолит или «эпоха сотворения мира» в середине неолитической эпохи? Вероятнее — второе.

Пятое: компоновка фигур на фреске. Очевидно, что палеолитический художник изменил естественные пропорции созвездий на небе. На стене пещеры, при выбранном масштабе, не хватило бы места для четырёх зодиакальных фигур. Рисунок пришлось сжать в горизонтальном направлении почти в два раза.

Нужно так же учесть, что исследуемая часть неба на карте выглядит иначе, чем при непосредственном наблюдении. После восхода зодиакального Льва, когда видны все четыре созвездия, выше всех над линией горизонта поднимается Бык, а Носорог оказывается самым низким. Именно это и изобразил художник. Однако наблюдения в полевых условиях всегда позволяют одновременно видеть 6 зодиакальных созвездий, а не 4, как на рисунке. Здесь недостаёт Овна и Рыб (Квадрата Пегаса).

Теперь, после анализа космологии святилища «Белая лошадь», мы можем понять обязательность фаллических фигур в Зодиаке. После Льва по ходу прецессии отцом Нового Года, судя по рисунку, становятся Близнецы. После них в космические права должен вступить большой небесный Бык. Рак, как птица женского рода, и как неяркое созвездие, плохо видимое в заре, в этих делах не участвует. Можно предположить, что весь сюжет фрески с «покойником» посвящён выходу точки зимнего солнцестояния из зодиакального Льва и передаче важнейшей космогонической функции созвездию Близнецы. В эпоху 17000 — 15000 лет назад оно уже появляется в утренней заре в середине зимы. Эпоха оледенений, а вместе с ней и палеолит, закончатся лишь после того, как большой звёздный Бык реализует своё право космического отцовства. Неолитическая революция принесла новую космологию.

Шестое: датировка. Восстановив всю картину, можно однозначно датировать и астрономическую ситуацию, и время создания рисунка. Очевидно, что точка зимнего солнцестояния в этом сюжете обретается в области задних ног носорога. Отметки такого рода выполнены в виде трёх пар коротких чёрточек под хвостом носорога. Они фиксируют эпоху от 17000 до 16000 лет назад. Соединение зимнего солнцестояния со звездой Регул приходится на 16523 года назад. Археологическая датировка «фрески с покойником» — 17000 лет назад. Легко понять, что наблюдение этих зодиакальных созвездий в те времена проводилось ночью в разгар лета от конца июля до начала августа. Рисовать фреску удобнее было днём.

Определив время наблюдения, можно уверенно заключить, что небесный экватор в те времена проходил значительно выше созвездия Телец, под Персеем и Возничим. Небесный экватор участвует в прецессии и перемещается среди неподвижных звёзд вместе с Полюсом Мира и точками сезонов. Часть экватора, возвышающаяся над эклиптикой (эклиптическая система координат в древности была приоритетна), воспринималась космологами как небесный холм, участвующий в ранних стадиях Космогенеза.

Учитывая движение экватора (для земного наблюдателя он неподвижен — на его фоне в вековом движении участвуют неподвижные звёзды), можно понять, что Орион находился далеко к югу от небесного экватора. Даже в состоянии кульминации в умеренных широтах была видна только верхняя часть Ориона — его голова и плечи от α до γ. При этом α Ориона, то есть Бетельгейзе, играла роль копыта передней ноги Быка, а голова и правое плечо Ориона оказывались кишками раненого зверя. В то время, по причине невидимости, Орион не мог быть образом «покойника» для фрески из пещеры Ляско. Вместе с тем и Сириус, даже при учёте его быстрого собственного движения, в те времена над линией горизонта не поднимался вообще. Он не мог быть птицей. На небе не было двух главных актёров в сцене с «покойником». Это сейчас они «экваториальные» созвездия, а 17 тыс. лет назад находились в глубине южного полушария неба и видны были лишь далеко на юге, например в Северной Африке.

Таким образом, учитывая прецессию в полном объёме, реконструкцию астрономического сюжета из пещеры Ляско придётся ограничить созвездиями пояса Зодиака: 1. бык — это Телец, Возничий и верхняя часть Ориона; 2. «покойник» — Близнецы; 3. птица «на штандарте» — Рак; 4. носорог — Лев.

В заключение очень важно выделить особую роль вертикального горизонта. Только его применение позволило палеолитическим астрономам так гениально и лаконично решить труднейшую космогоническую задачу. Автор не решается утверждать, что именно на святилище «Белая лошадь» Чёрной горы изобрели этот технический приём конструирования пригоризонтной обсерватории. Тема отношений небесного и земного всегда была в центре космологии. Святилища, посвященные конкретным аспектам этих отношений, в древности должны быть многочисленны. Для того чтобы быть уверенным в этом, необходимо исследовать множество известных случаев древних изображений на скалах, имеющих в удобном месте вертикальный горизонт. При этом вполне возможно обнаружить и подходящее место наблюдателя. Такие святилища можно устраивать не только по отношению к восточному горизонту (горизонту восхода), но и к западному (горизонту захода). Ситуация воспроизводима и контролируема, изображения на вертикальных плоскостях, сопряжённых с линией горизонта многочисленны, а потому положительный результат вполне вероятен.

1. В.Е. Ларичев. «Белая лошадь» — святилище древнекаменного века Хакасии (астрономические аспекты памятника и астральная подоснова искусства древнекаменного века Сибири). Новосибирск, 1992. Репринт.

2. В.Е. Ларичев. «Белая лошадь» Чёрной горы (астрономические аспекты памятника и астральная подоснова искусства древнекаменного века Сибири)// Древние культуры Южной Сибири и Дальнего Востока. — Новосибирск, 1994.

3. В.Е. Ларичев. Космографическое панно из «колодца» Ляско (созвездия эклиптики и экватора в образах искусства древнекаменного века). Новосибирск, 1997.

4. В.Е. Ларичев. Заря астрологии: Зодиак троглодитов, Луна, Солнце и блуждающие звёзды. Новосибирск, 1999.

5. Шараф Ш.Г., Будникова Н.А. О вековых изменениях элементов орбиты Земли, влияющих на климат геологического прошлого. Бюллетень института теоретической астрономии. Т. XI. № 4 (127). — Л.: Наука, 1967.

6. Шараф Ш.Г., Будникова Н.А. Вековые изменения элементов орбиты Земли и астрономическая теория колебания климата: Труды института теоретической астрономии. Выпуск XIV. — Л.: Наука, 1968.