Оппозиция солнцестояний как основа сюжетов астрономических аллегорий в мифологии

(К вопросу о веретённом пряслице из Слатино и сценах терзания в скифском искусстве)

Научная история астрономии начинается вместе с историей цивилизации и государств на Древнем Востоке [3]. Отличительной чертой такой научной астрономии признаётся использование хотя бы элементов сферических систем координат, и выделение групп созвездий по отношению к такой системе. Речь идёт о созвездиях в поясе Зодиака и группе созвездий в приполярной области (в терминах наблюдательной астрономии — незаходящие созвездия). Предшествующие исторические эпохи (первобытнообщинная формация) характеризуются «магическим мышлением» и его главным продуктом — мифологией. Мифологическое сознание людей каменного века, якобы, не может содержать знаний о звёздном небе, доступных лишь логическому мышлению, которое и начинается вместе с цивилизациями Древнего Востока. В этой связи представляется чрезвычайно важным обнаружение археологического артефакта эпохи раннего энеолита Балкан, являющимся, несомненно, моделью мира с ярким астрономическим содержанием. (Культурная группа Градешница — Слатино — Дикилиташ, 4850 — 4750 гг. до н.э.). Этот небольшой и простой предмет демонстрирует высокую астрометрическую квалификацию его создателя явно на бытовом уровне и вне всяких отношений с цивилизациями Древнего Востока.

Археологический материал и его астрономическая интерпретация опубликованы болгарскими исследователями В. Колевой, Д. Колевым и С. Чохаджиевым в статье «Энеолитическая модель небесной сферы из Западной Болгарии» (в сборнике «История и культура Восточной Азии», Том I, Материалы международной научной конференции, К 70-летию В.Е. Ларичева, Новосибирск, 2002, стр. 210-216) [6]. Перед нами не первая публикация названных авторов, посвященная этой теме. Археологические материалы публикуются с 1984 года, а астрономическая интерпретация — с 1997 года. В рассматриваемой статье обнаруживается самый подробный и зрелый вариант палеоастрономической трактовки артефакта — глиняного веретённого пряслица с орнаментом (рис.1).

Рис.1

Прежде чем приступить к исследованию семантики изображения на поверхности керамического шарика, необходимо ответить на вопрос о его утилитарном назначении и устройстве. Как пользовались этим предметом его создатели? Что представляло собой веретено, для которого изготавливали такое веретённое пряслице? Как соотносится этот древний инструмент и современное «этнографическое» веретено? В тексте статьи обозначено, что верхней стороной была сторона А с более широким отверстием. Такое решение нужно авторам статьи для того, чтобы сохранить главное отождествление фигуры А1 («трапец с хвостом») с Большой Медведицей и фигуры А2 («двойной топор» или «песочные часы») с Лебедем и частью Цефея (рис.2). Такое решение предполагает отношение к свастичной фигуре (А3) вокруг большого отверстия, как к северному Полюсу Мира. Из этого, базового для всей реконструкции решения, вытекают все дальнейшие интерпретации. Астрономическое сопоставление здесь предшествует представлению об утилитарном использовании артефакта. А жаль.

Рис.2

Жаль, поскольку сторона А не могла быть верхней. Автор предполагает, что инструмент (веретено) состоял из двух частей: из глиняного шарика (обжиг его обязателен из космологических соображений) и деревянного стержня конической формы. Выбор материала для стержня не случаен: — он понимался как имитация (модель) Мирового Дерева. Конический стержень в этом случае должен широкой своей частью изображать комель дерева. Глиняный шарик это — имитация «космической земли» (в более привычной терминологии — «небесной тверди»), которая, в свою очередь, отделилась от «небесной воды» в процессе таяния первоначальной космической ледяной глыбы. Таянье вызвано возрастанием силы Солнца, что и имитируется обжигом. Обжиг керамики относится к важнейшим технологическим новациям «неолитической революции». И революция вообще, и обжиг керамики, в частности, санкционируется космологическим мировоззрением. И если веретено моделирует Мир, то все детали его создания носят демиургический характер и глубокий космологический смысл.

Соединение двух частей инструмента при таком подходе не может быть неосознанно простым. Коническое отверстие в шарике должно быть выполнено в сырой глине ещё до обжига не только потому, что подгонка нового стержня требует квалификации и навыка, (автор полагает, что эту работу выполняли женщины), но, прежде всего, из мировоззренческих соображений. Тяжёлый глиняный шарик будет висеть на нижней части веретена и балансировать его вращение. В таком случае его следует располагать широким отверстием вниз так, чтобы обеспечивать не только простое и естественное заклинивание, но и схожесть с Мировым Деревом. Веретено держат в правой руке и вращают пальцами по часовой стрелке. Тогда нижняя сторона А будет вращаться против часовой стрелки, именно так, как изображена свастика фигуры А3. Таким образом северный Полюс Мира будет на верхней стороне B, вместе с богато декорированной приполярной частью неба. Очень важно при этом обнаружить что современные «этнографические» деревянные веретёна могут быть поняты как естественные наследники древнего космологического инструмента.

Такое понимание пряслица требует совершенно другой интерпретации деталей изображения. Прежде всего это относится к фигурам А1 и А2. Теперь «трапец с хвостом» уже не может быть Большой Медведицей. Справедливости ради следует заметить, что и до наших рассуждений это сопоставление было сомнительным. Авторы болгарской статьи резонно заметили, что: «Изображена часть тела большого животного с длинным хвостом. Хвост очень длинный и изогнут необычайно». Фигура созвездия Ursa Maior иная. А есть ли на небе созвездие, фигура которого близка к изображению А1 на пряслице? Несомненно, есть. Однако это сопоставление не тривиально. Прежде чем его выполнить, необходимо разобрать ещё один важнейший вопрос в археоастрономии. Вопрос о прецессии. Точнее: отображение прецессии современными компьютерными программами.

Астрономическая интерпретация изображений в рассматриваемой статье выполнена профессиональными астрономами из Института астрономии Болгарской Академии Наук. На рисунке 1С из этой статьи приведена карта звёздного неба в экваториальных координатах для эпохи 4800 г. до н.э. Несомненно, что она получена с помощью компьютерной программы. Автор предполагает, что это «профессиональная» программа, близкая к Sky Charts, Version 2.75. Программы типа Red Shift дают другую картину. Карты неба древних эпох в разных программах отличаются положением точек равноденствий и солнцестояний. Отличия составляют десятки (!) градусов. Возможно, этому не стоит придавать значение, но реконструкции древнего неба, выполненные в таких программах, обнаруживают движение точек сезонов с разными скоростями. Мало того, что точки сезонов двигаются по разному — они ещё не синхронны движению Полюса Мира. А это не имеет физического смысла и, следовательно, компьютерные программы не могут использоваться для реконструкции неба древних эпох.

Природа прецессии хорошо известна и моделируется с предельной степенью точности [11,12]. В этой статье не уместно обсуждать причины столь вопиющих ошибок. Достаточно предупредить археоастрономов в опасности пользования этими программами для реконструкции неба в отдалённом прошлом. Профессиональные астрономы не решают задач такого рода, а любители древностей не могут самостоятельно произвести альтернативные (или контрольные) вычисления. Впрочем, делается это очень просто. Скорость прецессии известна как величина постоянная и равная 1° за 71,613286 лет. С этой скоростью двигаются и Полюс Мира и точки сезонов. Двигаются слитно и равномерно. Современное положение всех пяти точек обнаруживаются на всех современных картах звёздного неба. Измерения углов следует производить в эклиптической системе координат (рис.5).

Так вот, от указанной эпохи (4800 г. до н.э.), до современности, точки сезонов и Полюс Мира прошли угловое расстояние в 95°. В этом случае точка летнего солнцестояния той эпохи должна быть обнаружена в соединении со звездой Спика (α — Девы). Точка зимнего солнцестояния пребывала в соединении со средней частью астеризма Северная Рыба (зодиакальные Рыбы). Весеннее равноденствие случалось с Солнцем, когда оно достигало промежутка между зодиакальным Раком и Близнецами, а осеннее — кода приближалось к хвосту Скорпиона. Ось солнцестояний той эпохи проходила между Маркаб (α — Пегаса) и Шеат (β — Пегаса), что важно в связи с идентификацией фигуры А2. Хорошо известно, что древние греки в этой части Зодиака знали созвездие Большой Конь (Квадрат Пегаса), а не Рыбы, которые появились на их небе лишь в эпоху эллинизма.

Безошибочное нахождение осей и точек сезонов на эпоху 4800 г. до н.э. позволяет однозначно объяснить смысл рисунка на пряслице. Теперь, когда его верхней стороной будет признана сторона В, она может быть отождествлена с незаходящей околополярной частью неба, вращающейся вокруг северного Полюса Мира на 43° с.ш. В таком случае сторона А должна быть признана заходящей частью неба и, даже, поясом Зодиака. В зодиакальной части неба изображены (то есть, выделены) лишь два диаметрально расположенных созвездия: фигуры А1 и А2. При этом фигура А2 нарисована явно ближе к центральному отверстию полусферы, чем фигура А1, которая, напротив, приближена к экватору шарика — небесной сферы. Автор видит в фигуре А1 зодиакальную Деву, а в фигуре А2 — Квадрат Пегаса. То есть те созвездия, в которых расположены точки солнцестояний, или через которые проходит ось солнцестояний.

Фигура А1 изображает контур большого животного с длинным хвостом, в котором автор опознаёт небесного Змея. Этот древний одноголовый Змей предшествует в мифологии (то есть он его отец) другому, уже хорошо известному, трёхголовому Змею. И большеголовый и трёхголовый Змеи — мифологические роли одного и того же созвездия, известного сейчас только как Дева. В русском сказочном варианте Змеи имеют личные имена «Горыня» и «Змей Горыныч». Автор полагает, что эти образы пришли в русскую мифологию из культур круга Триполье-Кукутени.

Представление о созвездии Дева, как трёхголовом существе, широко распространено в индоевропейской мифологии. У древних греков это трёхтуловищный великан Герион, родственный германскому и кельтскому трёхголовому божеству. Другая роль этого зодиакального созвездия у греков — три первородных циклопа Бронт, Стероп и Арг в кузнице Гефеста под горой Этна. К этому же кругу следует отнести трёхголового арийского Змея Ажи Дахаку и множество других трёхголовых и трёхтуловищных существ, изображаемых на предметах мелкой художественной пластики в древностях Евразии. К этому множеству образов зодиакальной Девы можно относить мифологических «змеедев», сестёр, числом три, и девиц — красавиц, похищаемых змеями и т. д.

В системе координат Вечного Зодиака (рис.5), которой пользовалось человечество в продолжение почти всего своего прошлого, зодиакальная Дева была хозяйкой западной (женской) половины неба. Хозяин восточной (мужской) половины неба пребывает в современном Водолее, и его ставка часто ассоциировалась с Квадратом Пегаса.

Можно считать, что выделение Девы и Квадрата Пегаса на пряслице из Слатино вызвано не столько астрономическими переживаниями солнцестояний, сколько космической значимостью отношений мужчины и женщины — небесных мужа и жены.

В то время как Солнце равноденствует в соединении со Спикой, противоположная часть неба кульминирует в самой короткой ночи года. Над южным горизонтом хорошо виден Квадрат Пегаса. Рыба близка к горизонту и составлена неяркими звёздами: — яркий Квадрат Пегаса доминирует визуально и космологически. В нашей ситуации можно употреблять шумерские аналогии, поскольку культурная группа Градешница — Слатино — Дикилиташ относится к кругу балканских культур, генетически связанных с прахатто-прахурритским миром энеолита и раннего металла [9]. В этой балканской среде сформировались культуры Трипольско — Кукутеньского круга, влияние которых на славянские древности не вызывает сомнений.

В славянской мифологии сошлись три мира: древнеземлдельческий трипольский, степной индоевропейский и лесной мир аборигенов Днепровско-Донского междуречья. В последнем мире Квадрат Пегаса был Домом и, даже, Домом, срубленным из брёвен. У степняков это созвездие имело образ Коня. А вот, шумеры называли астеризм Квадрат Пегаса термином IKU со значением «Поле». Сельскохозяйственное поле. Распаханное поле. С древнейших времён квадрат является символом такого поля и, в дальнейшем, символом культурной земли и Земли вообще (вместе с кругом — символом неба). Квадрат Пегаса, как небесный покровитель поля земледельца, был виден на ночном небе в течение вегетационного периода как раз во времена становления производящего хозяйства или «неолитической революции». Очень распространённым символом распаханного поля, в том числе в Трипольско — Кукутеньских культурах, был квадрат с крестом диагоналей и с точками — семенами злаков [10]. Стилизованным или упрощенным вариантом этого символа можно считать фигуру А2 на пряслице из Слатино. Рисунок этот не парадный, и предназначен, в основном, хозяйке веретена. Вероятно она же была и автором рисунка.

А теперь нужно понять, почему на нижней стороне А изображены только два этих созвездия: Дева и Квадрат Пегаса? Автор думает, что на верхней стороне шарика изображались незаходящие созвездия северного полушария — они всегда видны не только на небе, но и на пряслице. А на невидимой нижней стороне шарика следует быть заходящим и длительное время невидимым созвездиям пояса Зодиака и его окрестностей. Среди этих созвездий выбраны лишь два, поскольку они содержат точки солнцестояний. Возможно, хозяйка веретена добивалась магическими средствами небесного покровительства для своей семьи (или будущей семьи), выпрядая нить счастливой судьбы. Такое решение, однако, не отменяет однозначную абсолютную датировку артефакта, совпадающую с калиброванным радиоуглеродом культурного слоя.

95° · 71,613286 = 6803,26213; 6803 — 2000 = 4803 г. до н.э.;

А сейчас следует произвести интерпретацию оформления стороны В пряслица из Слатино.

Круг незаходящих созвездий над 43° с.ш. в эпоху 4800 г. до н.э. очерчивается элементарно. В него входят: Волопас, Северная Корона, Голова Змеи, Геркулес, Дракон, Большая Медведица, Малая Медведица, Гончие Псы и Волосы Вероники. У самого горизонта движется Лира с ярчайшей звездой Вегой. А вот Лебедь и Цефей в этот круг не входят. Изображения на стороне В выполнены древним автором схематично и небрежно — прямая и однозначная верификация созвездий невозможна. Впрочем, число созвездий незаходящего круга близко числу деталей изображения. В первом приближении можно предложить следующее сопоставление.

Прежде всего, фигура 3В может быть разделена на две части. Контур с точкой и тремя лопастями может изображать Волопаса, а точка внутри контура — яркую звезду Арктур. Другая часть «оленя» тогда будет напоминать фигуру Геркулеса. Овал с точкой (часть фигуры 4В) может соответствовать Лире с Вегой. Большой Медведице достанется фигура 2В. Остальное может быть отнесено к изображению четы небесных Драконов (самого Дракона и его супруги — современная Малая Медведица). Однако это далеко не окончательный вариант.

Полученный результат позволяет перенести рассмотрение интересующего нас предмета в иной контекст, в концепцию космологической культуры, разрабатываемой автором в связи с исследованием памятника Аркаим (синташтинская культура эпохи средней бронзы, Южный Урал) [1,2]. Лишь в этом контексте мы можем увидеть глубокую связь космологии веретена из Слатино с одним из основных сюжетов звериного стиля скифского искусства — сценами терзания.

Среди многих изображений сцен терзания следует выбрать два, которые, по оценке автора, имеют ключевые детали, позволяющие решить задачу. Оба изображения помещены на обложке книги: Ancient interactions: east and west in Eurasia. Edited by Katie Boyle, Colin Renfrew & Marsha Levine. McDONALD INSTITUTE MONOGRAPHS. (2002 г).

Рис.3

Коллаж на обложке составлен из карты Евразии и двух изображений сцен терзания Козла крылатым Львом. Одно из изображений соединено прямой линией с Кубанью (надпись Kuban), а другое — с Алтаем (Altai). Материал взят из работы Марсадолова Л.С. [7], а изображения сцен терзания получены из первого Пазырыкского кургана (Алтай) и кургана Семь Братьев — 4 (Кубань). Ключевой деталью является задняя нога Козла, захваченная передней лапой хищника на рисунке из Алтая (рис.3). Дело в том, что животное лев никогда не захватывает животное козёл именно таким образом. Анатомия не позволяет. Да и нужды в таком захвате нет никакой. К тому же, те, кто создавал рисунок, не могли не знать этого. Так что, автор не может признать изображение ни ошибкой, ни небрежностью. Это — сознательное подчёркивание важной детали. Какой?

Крылатые львы водятся только на небе. Зодиакальный Лев за долгие тысячелетия человеческой истории сыграл много ярких мифологических ролей,: он был носорогом, лошадью, котом, плугом, ножнами для меча. Но более всего созвездие известно в роли царя зверей льва. Царское достоинство зодиакальный Лев получает от точки летнего солнцестояния, которая пребывает в нём от 3000 г. до н.э. до 1000 г. до н.э.

Рис.4

На зеркально противоположной стороне Зодиака находится созвездие Козерог. Когда во Льве пребывает летнее солнцестояние, тогда в Козероге — зимнее. Обычно фигуру зодиакального Козерога изображают с рыбьим хвостом, примыкающим к фигуре звёздного Водолея. Его рогатая голова направлена в сторону Стрельца. Этот образ навеян месопотамскими мотивами и закрепился на греческом небе в эпоху эллинизма и раннего христианства. У старых греков Козерог был козой Амалфеей, вскормившей младенца Зевса. Рог этой козы обломил будущий царь Олимпийских богов, и в благодарность сделал его «рогом изобилия». Роль этого рога выполняли звёзды α, β и ρ Козерога. Однако и греческий и эллинистический образы зодиакального Козерога не могли быть эталонами скифской астрономии. Судя по алтайскому изображению сцены терзания, фигура небесного Козла была иной. Рога у скифского Козла трассировались звёздами δ, ε, ζ, ω и ψ Козерога, передние ноги простирались к β и ξ Водолея. Одна задняя нога располагалась в районе звёзд ε и μ Водолея, а вот другая нога ассоциировалась с α, β и ρ Козерога (с рогом греческой Козы). Именно эта, странным образом вытянутая, нога и опознаётся на рисунке сцены терзания из Алтая.

Рис.5

Проведя ось солнцестояний от этой ноги Козерога через северный полюс эклиптики на противоположную сторону Зодиака, мы попадаем в другую группу звёзд (около α и π Льва), которые, несомненно, могут быть правой передней лапой небесного царя зверей. Ось солнцестояний была в таком положении около 1600 г. до н.э. Сцена терзания кубанских скифов может быть датирована 2300 г. до н.э. (рис.6). Такая датировка, называется автором абсолютной датировкой методом прецессионного календаря. Она возможна при условии, что точка летнего солнцестояния пребывала в лапе Льва, а точка зимнего солнцестояния — на задней вытянутой ноге Козла. А это, в свою очередь, требует от скифских мифологов ясного понимания аспекта оппозиции солнцестояний. Лето (в момент максимальной силы Солнца, в самый долгий день года) противостоит зиме (в момент минимальной силы Солнца, в самый короткий день года), а свет противостоит тьме. Противостояние света и тьмы вытекает из осознания кульминаций в сутки солнцестояний: летним солнцестоянием, в полдень и вместе с Солнцем кульминирует Лев, а в полночь — Козерог. Напротив, зимним солнцестоянием, и вместе с Солнцем кульминирует Козерог, а в полночь — Лев. У солнцепоклонников (а скифы, несомненно, были таковыми) свет и Солнце ассоциируются с космическим добром и оппозиция должна переживаться глубоко и полно, отражаясь в мифологии. Терзание в этом случае есть борьба света с тьмой и лета с зимой. Ровно такая же астрономическая оппозиция лежит в основе рисунка на стороне А пряслица из Слатино, но здесь, скорее всего, переживается не борьба, а единение. При этом балканский материал относится к предыдущей космологической эпохе — к оппозиции Дева (Дракон) — Квадрат Пегаса.

Легко заметить, что абсолютные даты, полученные при анализе астрономических аллегорий в скифских изображениях, разительно отличаются от известных исторических датировок времени кубанских и алтайских скифов. Радиоуглерод пятого Пазырыкского кургана — 240±50 г. до н.э., второго Пазырыкского кургана — 350±140 г. до н.э. [5]. Калибровочная прибавка удревняет эти даты не более чем на 100 лет. Скифы Северного Кавказа известны в 7 — 5 вв. до н.э. В связи с этим возникает соблазн отказаться от небесного Козла и считать это копытное животное небесным Бараном, то есть зодиакальным Овном. Точка весеннего равноденствия соединялась с фигурой созвездия Овен примерно в 900 г. до н.э. и пребывала в нём до эпохи «ноль Овна», то есть до начала нашей эры. Середину созвездия ось равноденствий пересекала около 500 г. до н.э., что можно трактовать как захват спины небесного Барана из кургана Семь братьев — 4 (Рис. 4). Захват задней ноги на рис.3 можно понимать как прохождение осью равноденствий созвездия Овен около 800 г. до н.э., что синхронно кургану Аржан и началу скифо-сибирского мира [4]. Для верности можно припомнить, что в индийском эпосе «Махабхарата» описывается гороскоп великой битвы [8], в котором используется неблагоприятный аспект в 90,° то есть «квадратура». Однако в индийской астрологии обсуждаются аспекты между планетами. Квадратура там описывается иначе: «тяжко разит, угнетая живущих».

Рис.6

Однако в нашем случае нет источника угрозы. Точка летнего солнцестояния к эпохе 500 г. до н.э. переместилась от крайних звёзд Льва по эклиптике и против часовой стрелки более чем на 10°. Лев и Козерог не могут участвовать в сцене терзания эпохи, близкой к 500 г. до н.э. Но и зодиакального Барана в эту эпоху терзать некому — оставшиеся точки сезонов (кроме весеннего равноденствия, которая в Овне) пребывают в «пустых» местах эклиптики. К тому же в рамках космологического мировоззрения невозможно понять, чем лето может угрожать весне. Учитывая эти соображения, исследователи должны исключить квадратуру, как космологическую основу сцен терзания. Основа этих сцен — оппозиция солнцестояний.

Вместе с тем, древние даты сцен терзания не следует рассматривать как датировки артефактов с такими изображениями. В скифском искусстве известны и другие пары животных в этих ролях. В том числе животные, которые играли аллегорические роли зодиакальных созвездий, через которые точки сезонов проходили очень давно — до 12-15 тысяч лет назад. Ситуация усложняется тем, что и уже знакомый небесный Козёл, был не единственной ролью зодиакального Козерога. Козерог был и Лосем, и Оленем. Весьма важно, что дата алтайского терзания синхронна двум ярчайшим мифологическим событиям индоевропейских древностей — битве на поле Куру (Махабхарата) и удушению Немейского Льва. За скифским звериным стилем стоит очень древняя и сложная традиция. Исследовать её нужно в очень широком контексте индоевропейской мифологии, что удобно делать в концепции мифа, как астрономо-геодезической аллегории.

1. Быструшкин К.К. Народ Богов. Том — I. Земля забытых предков. Екатеринбург: Банк культурной информации, 2000.

2. Быструшкин К.К. Феномен Аркаима. М.: Белые Альвы, 2003.

3. Б. Ван-дер-Варден. Пробуждающаяся наука II. Рождение астрономии. М.: Наука, 1991.

4. Грязнов М.П. Аржан. Л.: Наука, 1980.

5. История Сибири с древнейших времён до наших дней. В пяти томах. Том первый. Древняя Сибирь. Л.: Наука, 1968.

6. В. Колева, Д. Колев, С. Чохаджиев. Энеолитическая модель небесной сферы из Западной Болгарии. // История и культура Востока Азии. Том I, Новосибирск: Институт археологии и этнографии СО РАН, 2002.

7. Марсадолов Л.С. Хронологическое соотношение Пазырыкских и Семибратских курганов.// Археологический сборник Государственного Эрмитажа. № 28. Л., 1987.

8. Махабхарата. Эпизоды из книг III,V. (Кайрата, глава 142). Изд. 2-е. — Ашхабад: Ылым, 1985.

9. Ю.В. Павленко. Праславяне и арии. Древнейшая история индоевропейских племён. Киев. 2000.

10. Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: София, 2002.

11. Шараф Ш.Г., Будникова Н.А. О вековых изменениях элементов орбиты Земли, влияющих на климат геологического прошлого. Бюллетень института теоретической астрономии. Т XI. № 4 (127). — Л.: Наука, 1968.

12. Шараф Ш.Г., Будникова Н.А. Вековые изменения элементов орбиты Земли и астрономическая теория колебания климата: Труды института теоретической астрономии. Выпуск XIV. — Л.: Наука, 1968.