Мегалитический комплекс Ахуново или «Башкирский Стоунхендж»

Опубликовано: «История и культура востока Азии. Алтае-Саянская горная страна и соседние территории в древности». — Новосибирск: Издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2007. стр. 237 — 250.

Заметное в последние годы оживление в распространении метода Локъера в среде отечественных историков весьма важно для развития археоастрономии в России. Однако необоснованное, а иногда и легкомысленное, употребление эффективного исследовательского инструмента приносит так же и эфемерные плоды. Однобокое увлечение «пригоризонтными обсерваториями» мешает применению новых методов исследования и развитию более широкого палеоастрономического контекста. Глубокое и всестороннее осмысление космологической культуры людей древних эпох подменяется открытием всё новых и новых «Стоунхенджей»: «германский Стоунхендж» — Госекк, «Курганский Стоунхендж» — Савин, «Калужский Стоунхендж» — Спасская Лука и, наконец, «Башкирский Стоунхендж» — Ахуново.

Небольшой и скромный памятник, найденный в современном захолустье, может иметь огромную историческую и духовную ценность. Всё зависит от глубины проникновения исследователей в его сущность. Лестное для провинциального Ахуново сравнение с великим британским Стоунхенджем со временем может получить совсем другой смысл.

Сейчас можно лишь предполагать, что раньше, то есть до русской колонизации края, в лесостепном и степном Зауралье менгиров и мегалитов было много. Особенно активно и массово древние камни уничтожали в эпоху социализма. Как бы то ни было, но кое-где в заповедных уголках этого сказочно красивого края хранятся остатки былой роскоши. Они ещё преподносят сюрпризы археологам.

Рис.1. Мегалитический комплекс Ахуново. Общий план.

Таков и мегалитический комплекс Ахуново. Воображение рисует камни огромных масштабов, ибо мегалиты — это большие или, иногда, грандиозные камни. Однако наш объект значительно скромнее. Его трудно заметить даже с близкого расстояния. Круг из восьми небольших камней (не выше полуметра) имеет поперечник около 25 метров (рис.1). Внутри кольца, на удалении 15 метров друг от друга, стоят два больших менгира, высотой чуть более 1,5 м. Ещё один камень обнаруживается в 170 метрах к северо-востоку от кольца, и пара совсем мелких камней в 80 метрах к западу от него. Вот и весь мегалитический комплекс.

Найден этот памятник летом 1996 года этнографической экспедицией Челябинского Университета под руководством Рыбалко А.А. Расположен комплекс в километре к юго-западу от деревни Ахуново Учалинского района республики Башкортостан, на правом берегу речки Кидыш.

Итоги полевых исследований

В мае — июне 2003 года сказка закончилась — на мегалитический комплекс пришли археологи. Степная археологическая экспедиция (Челябинск, Центр «Аркаим») под руководством Петрова Ф.Н. при участии археоастронома Кириллова А.К. и астронома-геодезиста Никитоновой Ю.В. Результаты раскопок и измерений опубликованы в статье [1] (эта же статья размещена в Интернете). Другой источник сведений об Ахуново — магистерская дисертация Никитоновой Ю.А.[2], защищённая на кафедре астрономии и геодезии Физического факультета Уральского Госуниверситета в 2004 году.

Памятник раскопан на площади 860 м² и исследован, по утверждению археологов, полностью. Раскоп простоял без рекультивации больше года, и простоит ещё неопределённо долго — до полного разрушения. Камни завалятся, а котлован выровняет эррозия и домашние животные, обильно выпасаемые в окрестностях.

А теперь посмотрим, ради чего разрушен уникальный памятник.

Итог археологических исследований

«В раскопе, главным образом — в районе менгиров, были обнаружены многочисленные фрагменты керамики, в том числе развалы верхних и нижних частей сосудов. Основная часть керамического комплекса относится к черкаскульской и межовской археологическим культурам и датируется эпохой поздней бронзы, XV-XII вв. до н.э. Кроме того, в раскопе были обнаружены немногочисленные фрагменты энеолитической керамики и серия отщепов и орудий на отщепах из яшмы и серого кремня, которые могут датироваться от неолита до эпохи бронзы. Фрагменты верхней и придонной частей черкаскульского сосуда были обнаружены непосредственно под менгиром 10 в заполнении ямки, в которой установлен менгир. С площадки комплекса также происходят кости лошади, КРС и МРС, некоторые из них обожжены. Основные находки были сделаны в слое гумусированной супеси, на 0,1-0,15 м выше уровня материка. Вероятно, глубина их залегания маркирует уровень древней поверхности в период функционирования памятника.

В раскопе в районе менгиров 11 и 12 на уровне материка было обнаружено до десяти каменных предметов из яшмы, вероятно, датируемых эпохой верхнего палеолита и маркирующих стоянку, расположенную на площадке памятника задолго до создания мегалитического комплекса».

Итог археоастрономических исследований

Такие исследования можно было выполнить и без раскопок. Однако выводы в археоастрономической части несравненно более масштабны и значимы, чем в части археологической.

«Таким образом, полученные данные позволяют рассматривать мегалитический памятник Ахуново не только как древний культовый комплекс, но и как одну из наиболее крупных по количеству наблюдаемых астрономических событий древних обсерваторий Евразии. Памятник, несомненно, использовался в эпоху бронзы, во второй половине II тыс. до н.э., населением черкаскульской и межовской культур. По совокупности археологических и археоастрономических данных можно предположить, что он был построен древнее, в конце III тыс. до н.э., в эпоху энеолита; однако эта гипотеза нуждается в дополнительной проверке.

Единственным прямым аналогом мегалитического комплекса Ахуново, является несравненно более крупный, но имеющий принципиально аналогичную структуру и отражающий близкий уровень астрономических знаний мегалитический памятник Стоунхендж в Англии».

В итоговой части статьи Кириллов А.К. приводит 7 обсерваторных азимутов (рис. 2):

1. восход высокой северной Луны (нижний край); а = 37° 34′, h = 30′;

2. восход Солнца в дни равноденствия (ниж. край); а = 101° 59′, h = 1° 45′;

3. восход высокой южной Луны (ниж. край); а = 142° 35′, h = 3° 05′;

4. заход Солнца в день зимнего солнцестояния (ниж. край); а = 222° 30′,-h = 1° 50′;

5. заход Солнца в дни равноденствия (верхний край); а = 274° 52′, h = 1°;

6. заход Солнца в день летнего солнцестояния (верх. край); а = 313° 39′, h = 1°; 1750 — 2000 гг. до н.э.

7. заход высокой южной Луны (верх. край); а = 214° 20′, h = 10′;

В тексте обнаруживается описание ещё одного события — восхода Солнца в день летнего солнцестояния (край диска не указан) с датировкой 2400 — 2000 гг. до н.э.

8. восход Солнца в день летнего солнцестояния; а = 46° 24′, h = 26′; 2400 — 2000 гг. до н.э.

Расчёт других азимутов проводился на эпоху 2000 г. до н.э.

В тексте статьи нет упоминаний о дальних визирах. Этих визиров нет и в натуре. Более того, обследование на месте, выполненное автором этой статьи, обнаруживает, что мегалитический комплекс расположен в очень неудобном для наблюдения месте. Сейчас здесь северная окраина Карагайского бора (300 м к югу). Весьма вероятно, что в древние времена лес был обширнее. Восточный и северный горизонт также слишком близок к комплексу — 100–200 м, что резко снижает его наблюдательные качества. Западный горизонт перекрыт пойменной древесной растительностью или домами древнего посёлка — удаление около 100 м. При этом в ближних окрестностях можно выбрать прекрасные места, наилучшим образом отвечающие наблюдательным требованиям. Древние астрономы, если таковые были в Ахуново, не имели нужды ставить себя в столь неудобное положение.

Рис.2. Мегалитический комплекс Ахуново. Обсерваторные азимуты.

Однако, предложенные Кирилловым А.К. азимуты действительно соответствуют событиям на горизонте, но не столь определённо точно, как необходимо для качественного календарного наблюдения (0,5′). Камни не имеют прицельных устройств, увеличивающих точность наблюдений. К тому же, их положение за прошедшие 35 веков явно изменилось. Ситуация идентична «обсерватории» Стоунхенджа. Азимуты Джеральда Хокинса сейчас не признаются в качестве надёжных астрономических инструментов. Наблюдать можно было, но наблюдали ли?

Нужно также учесть, что не все менгиры комплекса охвачены обсерваторными азимутами. Да и компановка обсерватории не очень удобна. При этом хорошо бы вспомнить, в каких случаях наблюдать верхний край, а в каких — нижний. Неудобная обсерватория получилась. А может быть её не было вовсе? Азимуты — ещё не обсерватория.

Чтобы сохранить серьёзное отношение к комплексу, необходимо предложить иное, более убедительное, объяснение его особенностей и деталей. Прежде чем сделать это, следует добавить ещё несколько новых особенностей, которые проглядели участники степной экспедиции.

Геометрический анализ

В концепции космологической культуры, которую автор этой статьи разрабатывает на материалах Страны Городов, важнейшим инструментом исследования является геометрический анализ [3,4]. Выделение древнего экстраординарного объекта из тривиальной среды возможно, если его создатели использовали геометрические приёмы. Есть ли в комплексе Ахуново признаки такой геометрии?

На первый взгляд «мегалиты» установлены заметно произвольно, ярко выраженных правильностей нет. Однако, если более глубоко вникнуть в конструкцию, то геометрия всё же обнаружится.

Рис.3. Столбовые ямки вокруг менгира 1.

1. Столбы. Кроме менгиров в комплекс входили и деревянные столбы.

Сами брёвна, естественно, не сохранились, но археологи обнаружили так называемые «столбовые ямки» (рис. 3).

«Вокруг северного центрального менгира (менгир 1) была обнаружена окружность диаметром 3,5 м, образованная восемью столбовыми ямками диаметром 0,2 — 0,25 м и той же глубины. Восемь ямок в точности повторяют своим расположением структуру окружности из восьми менгиров (менгиры 3 — 10), каждая ямка соответствует по своему расположению менгиру в окружности. Возможно эта окружность использовалась в древности для ведения календаря по наблюдению тени, падающей от менгира 1 на основание столбов в направлении менгиров 3 — 10. Также она могла применяться как солнечные часы — гномон»

Это необдуманное утверждение содержит невинное заблуждение и легко исправимо.

Во-первых, тень от менгира 1 может падать только в сектор между менгиром 3 и менгиром 7. При этом более реалистичные для наблюдения тени лягут в сектор между 4 и 6 менгирами или 3 и 4 столбами. Другие столбы и менгиры для этой цели не нужны. Во-вторых, в «солнечных часах» Ахуново нет полуденной отметки. В-третьих, все известные инструменты такого рода выглядят иначе. Да и гномону следует быть выше и изящнее. Поэтому менгир 1 не мог быть солнечными часами, а окружность столбов — не могла использоваться для ведения календаря.

В парадигме исторического материализма в эпоху финальной бронзы геометрии «не может быть, потому что не может быть никогда», а потому археологам не следует думать о геометрическом анализе. В противном случае они могли бы ещё в раскопе обнаружить, что столбовые ямки очень точно вписываются в геометрически правильную окружность радиусом 1,80 м. Центр окружности (О1) не совпадает с менгиром 1, а расположен примерно в 25 см к югу от его кромки (рис. 4).

Рис.4. Ахуново. Геометрия столбовых ямок.

Обдумывая результаты геометрического анализа, можно предположить, что разметка окружности столбовых ямок проводилась после того, как был установлен менгир 1. Вероятно этот менгир и столбы устанавливались в разное время. Возможно, даже в разное историческое время. Внимательный наблюдатель не должен смущаться положением столбовой ямки 3, потому, что столбы могли быть выше менгира 1, то есть выше 1,5 м. Менгир не мешал разметке столбовых ямок. Кроме того, высокие столбы пригодны для устройства крыши или навеса.

2. Менгиры. Заключение археологов относительно окружности менгиров (рис. 5).

«Восемь менгиров расположены по линии окружности с центром в 5 м к востоку по направлении магнитного склонения от центральной точки линии, связывающей менгтры 1 и 2. Отсчёт номеров менгиров вёлся последовательно от юго-западного (№ 3) до юго-восточного (№ 10) по линии окружности. Сама окружность имеет практически правильную форму и диаметр от 23 до 26 м, в зависимости от направления измерений»

При более аккуратном выполнении геометрического анализа, можно заметить, что менгиры с 3 по 10 вписаны не в окружность, а в эллипс, центр которого расположен на истинном меридиане менгира 10 (рис. 6). Того самого менгира, в основании которого обнаружены фрагменты черкаскульского сосуда.

Рис.5. Менгиры 1-10.

Здесь уместно напомнить, что согласно геометрическому анализу комплекса Синташта, проведённому автором в монографии [3], в южном узле эклиптики Вечного Зодиака (рис. 38, параграфы 2.4.1 и 2.4.2) находился жертвенный комплекс I с крупным сосудом, установленным дном вверх. В комплексе Ахуново в аналогичном месте установлен менгир 10 с горшком в основании. Это даёт повод предположить, что Большой Курган и могильник СМ Синташтинского комплекса содержит инородный культурный слой, состоящий из трёх «ритуальных сооружений» и двух «жертвенных комплексов».

Авторы монографии «Синташта» [5] пологают, что эти объекты сооружались строителями комплекса незадолго до основного строительства. После находки фрагментов горшка под менгиром 10 в Ахуново, его можно сравнить с горшком в ж.к. I в Синташтинском комплексе. Горшки выполняют одну функцию — маркируют южный узел в системе координат Вечный Зодиак. Это означает, во-первых, что комплекс Ахуново и инородный слой Синташты сооружали представители одного мировоззрения. Во-вторых, — комплекс Ахуново, как и Синташтинский комплекс, следует отнести к редким памятникам, имеющим намеренную ориентацию по истинным сторонам света.

Горшок в ж.к. I археологи относят к классическому типу синташтинской посуды [6]. Космологическая роль перевёрнутого горшка понятна — это малогабаритная и древнейшая (с «неолитической революции») модель неба. Придавать особое значение южному узлу могли жрецы того этноса, который территориально был близок к южному узлу геодезической структуры большого масштаба. Прежде всего — большой системы Урала. Её южный сателит расположен в Средней Азии, южнее Аральского моря, а собственно южный узел — в левобережном Хорезме. В соответствие с гипотезой В.Н. Чернецова [7], подтверждённой современными археологическими исследованиями [8,9], носителями южного влияния могло быть только угорское жречество. Прародина финно-угров определена в Арало-Каспии, откуда они в эпоху камня продвинулись на Южный Урал.

Дуги эллипса создавались так, как показано на рисунке 6. Фокальное расстояние О2-О3, измеренное на схеме и исчисленное по результатам полевых измерений Никитоновой Ю.А.[2], составляет 2,88 м. Это число много раз встречается в объектах космологической архитектуры и исторической геодезии в Египте, Хорезме и в Стране Городов [3]. Оно производится от магического числа 72, выраженного в сантиметрах (288 : 4 = 72 или 288 : 2 = 144). Радиусы дуг эллипса, измеренные при тех же условиях, определены нами как 14,00 м. Той же величиной выражено расстояние между менгирами 1 и 2. Однако, если учесть толщину менгиров, то расстояние между ними составит около 14,40 м.

Рис.6. Ахуново. Геометрия менгиров. Эллипс.

3. Столбы и менгиры. Соединим прямыми линиями менгиры в эллипсе (радиусы 14,00 м) с соответствующими им столбовыми ямками в окружности радиуса 1,80 м. Продлим эти линии в направлении менгира 1 (рис. 7). Этот простой геометрический приём, принесший богатые плоды в анализе конструкции Аркаима и Синташты [3], позволяет обнаружить ясную картину двуслойности памятника Ахуново.

Описанные линии попарно сойдутся к поверхности менгира 1. Это означат, что разметку линий (окружности радиуса 1,80 м и эллипса радиуса 14,00 м), и выбор места для менгиров и столбов на них, производили одновременно. Делали это с помощью тонкой верёвки или шнура. Среднюю часть шнура прижимали к поверхности менгира 1, а концы шнура растягивали до эллипса. Пересечение шнура с окружностью и эллипсом отметили столбом и менгиром. Так быль образованы четыре пары «менгир — столб»:

  1. М. 5 — ст. 3 и М. 6 — ст. 4; северная сторона;
  2. М. 7 — ст. 5 и М. 8 — ст. 6; восточная сторона;
  3. М. 9 — ст. 7 и М. 10 — ст. 8; южная сторона;
  4. М. 3 — ст. 1 и М. 4 — ст. 2; западная сторона;

Рис.7. Ахуново. Геометрия пар менгир-столб.

Учитывая возраст сосуда под менгиром 10, можно уверенно утверждать, что вся конструкция из 8 менгиров и 8 столбов сооружалась в черкаскульское время — в эпоху финальной бронзы. Абсолютный возраст этой эпохи — 1900 — 1700 гг. до н.э. Относительный возраст, принятый в уральской археологии, 15 — 13 вв. до н.э.

В эпоху финальной бронзы наиболее примечательным космологическим событием было соединение точки летнего солнцестояния с «сердцем Льва» (звезда Регул). Событие отмечено в мифологии битвой на поле Куру (Махабхаарата), удушением Немейского льва (подвиги Геракла), терзанием небесного Козла звёздным Львом (сюжет скифского искусства), убийством бога Имира (по дешифрированию бронзового диска из немецкой Небры), строительством Стоунхенджа — IIIа (мегалиты). Абсолютная дата этих событий — 1632 г. до н.э. Сооружение кольцевой структуры в Ахуново могло быть приурочено к этой же дате.

Большие менгиры 1 и 2 устанавливались значительно раньше кольцевой структуры. Возможно — в энеолите.

Проведённый нами геометрический анализ обнаружил, что мегалитический комплекс Ахуново — это объект ориентированный по истинным сторонам света, при сооружении которого выполнялись геометрические операции проведения окружностей, прямых линий и дуг эллипса. Центры окружностей и дуг не маркируются, что, кстати, характерно для объектов такого рода. Этих признаков достаточно для отнесения комплекса Ахуново к объектам космологической архитектуры.

Астрономия

Рис.8. Ахуново. Астрономия кольца менгиров.

Принимая гипотезу космологической архитектуры, мы обязаны показать астрономическое (космологическое) содержание объекта. Теперь это сделать легко. Достаточно наделить центр О3 свойствами полюса эклиптики, а эллипс менгиров считать траекторией Полюса Мира — эквивалентом границы центральной площади Аркаима, кольца «голубых камней», «сарсенового кольца», лунок Y и Z Стоунхенджа. Заметим так же, что техника разметки лунок Y и Z Стоунхенджа идентична технике разметки эллипса Ахуново. На Стоунхендже каждая из этих окружностей оформлена тридцатью элементами, расположенными регулярно («сарсеновые камни» или лунки). Однако наш комплекс значительно интереснее — его траектория Полюса Мира не абстрактна — на ней размещены менгиры, которые маркируют положение звёзд на пути Полюса Мира, то есть Полярных звёзд различных эпох (рис.8). Последний цикл прецессии, продолжительностью в 26 000 лет, изображён здесь правильно и в полном объёме.

Весьма важно, что строители использовали систему координат Вечного Зодиака. Древние космологи обращают наше внимание так же на то, что траектория Полюса Мира за предыдущий прецессионный цикл имеет форму эллипса. И это тоже соответствует действительности.

  • М.10: α-Малой Медведицы или современная Полярная звезда, «сердце Змеедевы».
  • М.3: α-Дракона, звезда Тубан или «сердце Дракона», Полярная звезда эпохи Аркаима (4800 лет назад).
  • М.4: τ-Геркулеса, Полярная звезда эпохи около 9300 лет назад. Эпоха «неолитической революции».
  • М.5: М 92 — звёздное скопление, Полярная звезда эпохи близкой к 11000 лет назад (конец оледенения, начало мезолита).
  • М.6: α-Лиры, звезда Вега, (с учётом собственного движения за 14000 лет). Полярная звезда эпохи 13600 лет назад — эпохи рисунков в Каповой и Игнатьевской пещере.
  • М.7: κ-Лебедя, Полярная звезда эпохи 17000 лет назад (эпоха рисунков пещеры Ляско). Собственное движение — около 0,5° за 17000 лет.
  • М.8: α-Цефея, звезда Альдерамин, Полярная звезда эпохи 20400 лет назад.
  • М.9: 31-Цефея, звезда со значительным собственным движением, Полярная звезда эпохи 22600 лет назад (эпоха «Великой Матери»).
  • М.1: β-Дракона или голова Змея.
  • М.2: β-Малой Медведицы или голова Змеедевы.

Космологи Ахуново считали Полярными звёздами не все едва различимые звёздочки, вблизи которых проходил Полюс Мира. Они выделили, прежде всего, и по понятным причинам, самые яркие звёзды. Во-первых, четыре «альфы»: Цефея (Альдерамин), Лиры (Вегу), Дракона (Тубан) и малой Медведицы (Полярная современной эпохи). Во-вторых, среди слабых звёзд выбраны те, в эпоху которых происходили важнейшие мировоззренческие события: τ — Геркулеса и 31 Цефея (обе Полярные лежат на одной оси солнцестояний). Они фиксируют симметричные эпохи «Великой Матери» и «неолитической революции». Звёздное скопление М 92 попадает в разряд главных Полярных звёзд периода прецессии, вероятно потому, что расположено на одной линии с телом Дракона (линия «М 9 — М 1 — М 5»).

Обсерватория

Очевидно, что вне обнаруженной астрономической структуры остались пара менгиров 11, 12 и менгир 13. Они удалены от круговой компактной группы примерно на 80 м и 180 м, что значительно дальше, чем возможная эклиптика. Радиус эклиптики в этом масштабе составил бы 52 м. Следовательно, три названных менгира не относятся к кольцевой структуре. Возможно, они устанавливались независимо от неё и менгиров 1 и 2.

Мы можем согласиться с мнением Кириллова А.К. относительно этих менгиров, и считать их обсерваторией восхода Солнца в день летнего солнцестояния. Расчётные геодезические отношения между менгирами 11 и 13:

Координаты:

М. 11. 54° 11′ 29,7′′ с.ш. и 59° 34′ 31,8′′ в.д.

М.13. 54° 11′ 34,9′′ с.ш. и 59° 34′ 41,2′′ в.д.

Пространственные отношения:

S = 234,31 м; А11-13 = 46° 40′ 08,0′′;

Измеренный азимут, по Кириллову А.К., равен 46° 19′. Он считает, что менгиры являются визирами обсерваторного азимута для события восхода Солнца в день летнего солнцестояния. Расчётная эпоха от 2400 до 2000 гг. до н.э. При повторении расчётов Андрея Кузьмича, мы установили, что зачёт события производился им по нижнему краю диска.

Центр диска Солнца на математическом горизонте эпохи 2000 г. до н.э. А = 46° 07′.

Поправка на рефракцию при высоте горизонта 26′ составит 0,5° или 30′.

Расчётная эпоха для азимута 46° 19′ - около 2400 г. до н.э. (нижний край, реальный горизонт).

Расчётная эпоха для азимута 46° 24′ - около 2000 г. до н.э. (нижний край, реальный горизонт).

Расчётная эпоха для азимута 46° 40′ - около 1600 г. до н.э. (нижний край, реальный горизонт).

В связи с обнаружением в районе менгиров 11 и 12 десяти артефактов эпохи верхнего палеолита, необходимо учесть вековые изменения угла наклона плоскости эклиптики к плоскости экватора. Идентичные условия наблюдения восходов Солнца (нижний край, реальный горизонт) были от 15 до 14,5 тысячь лет назад. Этот же возраст имеют наскальные рисунки в Игнатьевской (радиоуглерод 14240 ± 150 лет, 14038 ± 490 лет) и Каповой (радиоуглерод — 14680 ± 150 лет и 13930 ± 300 лет) пещерах на Южном Урале. Полярная звезда той эпохи — Вега, одна из ярчайших звёзд нашего неба.

Можно предположить, что менгиры 11, 12 и 13 установлены в эпоху палеолита в качестве визиров пригоризонтной обсерватории. Два первых менгира были инструментом прицеливания (расстояние между их вершинами всего 60 см и они ориентированы по линии северо-запад — юго-восток). Менгир 13 играл роль дальнего визира. Рабочее место наблюдателя нужно искать на некотором удалении к юго-западу от менгиров 11 и 12. Наблюдение следует производить в положении сидя или лёжа на животе.

Других обсерваторий в мегалитическом комплексе Ахуново не было. Древняя обсерватория становится вновь пригодной для наблюдений восходов Солнца в дни близкие к летнему солнцестоянию в конце эпохи энеолита, то есть накануне появления в регионе синташтинской культуры (Страны Городов) и, возможно, во время установки больших менгиров 1 и 2.

Локализация проблемы

Синташтинская культура не имеет местных исторических корней [6]. Синташтинцы пришли с запада. До них в Южном Зауралье обитали представители угорского этноса. Угорское жречество тоже не могло самостоятельно производить геодезические работы. Можно предположить, что они выполняли охранную функцию в отношении сакральных объектов и их геодезической разметке (сакральных менгиров).

Археологи не обнаружили следов масштабного конфликта синташты и автохтонного населения. Можно думать, что арии согласовали свою геополитическую акцию с угорским жречеством и их действия не противоречили мифологическому мировоззрению обеих сторон. Смысл всей акции и её отдельных деталей можно реконструировать только в широком мировоззренческом контексте. Точнее — в контексте космологии идоиранцев и финно-угров эпохи неолита и раннего металла. В нашем случае проблема локолизуется и сводится к отношению этих древних этносов к звёздному Дракону.

Рис.9. Великий Полоз.

Мы сопоставляем менгир 1 мегалитического комплекса и гору Ахун-тау с β — Дракона и считаем её головой звёздного змея. Изображения Дракона с маленькой головкой и двумя глазами известно из культур расписной керамики Балкан [10]. Менгир 2 и холм на северной окраине Карагайского бора необходимо сопоставляется с β — Малой Медведицы, которую мы считаем головой Змеедевы, то есть самки змеи, звёздной супруги Дракона. Она фигурирует в греческой мифологии, но известна и другим индоевропейским мифам. В сакральном пространстве Внутреннего Неба, ограниченном траекторией Полюса Мира, находятся только два созвездия — Дракон и Малая Медведица. Дракон — это звёздный Змей, а Змеедевой может быть лишь Малая Медведица.

В балканской графике известен двуглавый змей, как образ двух этих созвездий, соединённых вместе. Однако население уральского Внутреннего Неба, судя по Ахуново, состоит из двух персон. Мы считаем более крупный менгир и большую гору образами змеиного самца — Дракона. Проекция фигуры звёздного змея и его супруги выполнялась в самой большой земной геодезической системе координат, которую мы назвали «Уральский меридиан» [3].

Центр проекции совпадает с центром южной геодезической системы О1 (середина линии между Аркаимом и Синташтой), а радиус её эклиптики равен 1315 км (рис. 9). В этом случае проекция звезды β — Дракона совпадёт с одной из самых высоких и красивых гор Южного Урала — горой Иремель-тау, которую башкиры раньше считали святой.

Название горы не имеет однозначного и ясного толкования. Популярное утверждение, что Иремель-тау это «Священная гора», не имеет под собой топонимических оснований [11, стр. 231]. Наиболее убедительно толкование «Заколдованная гора» (от башкирского ырымлы — «заколдованный»), менее продуктивно — «Седло мужчины» (от Ир — «мужчина» и эмэл — «седло»). Известно, что в названиях башкирских гор сохранилось много элементов седой старины, которые не объяснимы из современного башкирского языка.

Рис.10. Змей из Баняты.

Реконструкция положения тела земного Змея на поверхности и в недрах Урала зависит теперь только от того, как будет понята фигура звёздного Дракона. В разное время и у разных народов фигуры Змея отличались деталями. Греческий Дракон, изображённый на современных астрономических картах, не может быть принят в качестве эталона. Нам значительно ближе «двухголовый змей», изображенный на блюде из Баняты (Болгария, около 28 в. до н.э.) [10].

Само это блюдо моделирует Внутреннее Небо, ограниченное траекторией Полюса Мира. Как хорошо видно на рисунке 10, траектория имеет форму эллипса — блюдо овально. Внутреннее Небо принимает образ космической Черепахи, на панцире которой изображен двуглавый Змей, как образ звёздного Дракона. Нас особенно привлекает маленькая голова Змея с двумя глазами на её верхней части. Этот образ замечательно подходит для реконструкции уральского Змея. На уральской почве, то есть в земной проекции с центром О1, его следует называть Великим Полозом.

Древний уральский Полоз отличается от греческого Дракона передней частью. Она трассируется от звезды — β к звезде — ξ и через звезду 36 к звезде — ζ. Продолжение трассировки стандартное : η — θ — ι — α — κ. От звезды — κ хвост плавной дугой поворачивается к α — Малой Медведицы. Созвездие Малая Медведица в образ двуглавого Змея входит целиком. Так на блюде из Баняты.

Но уральская Змеедева — это отдельное звёздное существо — её проекция лишь в передней части совпадает с Малой Медведицей. Хвост звёздной змеи опускается до современного созвездия Жираф.

В большой системе Урала Змеедева проецируется в горы Мугоджары.

Рис.11. Геодезия Полоза.

Для Южного Урала актуальна проекция Змея. Фигура Полоза (рис. 11) от головы (Б. и М. Иремель) трассируется по прямой линии к юго-востоку по азимуту 60°. Через 54 км его тело входит в Ахуновскую низину и попадает в геодезический «ошейник» линии «точка Y — Ахун-тау». Далее проекция змея накрывает центр системы О2 и, после крутого разворота на 180°, устремляется к центру системы О1. После чего (по геодезическим направляющим линиям) устремляется на запад к среднему течению реки Белой. Следующий изгиб тела Полоза направляется к югу, в сторону Оренбурга, где накрывает знаменитые Каргалинские рудники — важнейший объект эпохи раннего металла в регионе.

Каргалы — самые большие по площади (около 500 км², около 33 тыс. штолен) и древнейшие (с 29 в. до н.э по 10 в. до н.э.) медные рудники Старого Света [12,13]. Они совпадают по местоположению с телом Великого Полоза и траекторией Полюса Мира в эпоху их функционирования.

Выводы

1. Мегалитический комплекс Ахуново ориентирован по истинным сторонам света, при его изготовлении употреблялись геометрические приёмы, а весь проект имеет космологическое содержание. Ахуново — объект космологической архитектуры.

2. Комплекс состоит из трёх частей, созданных в разное историческое время: а) пригоризонтная обсерватория для наблюдения восхода Солнца в день летнего солнцестояния (менгиры 11, 12 и 13); верхний палеолит, 14,5 — 15 тыс. лет назад; б) геодезические знаки на линии «холм — Ахун—тау» (менгиры 1 и 2), финал энеолита; в) изображение траектории Полюса Мира и Полярных звёзд за период прецессии (менгиры 3 — 10), финальная бронза (17 — 19 вв. до н.э.), абсолютная дата — 1632 г. до н.э.

3. Местоположения элементов памятника содержат геодезическую информацию о новой системе координат с центром О4 и дополнительные сведения о системе с центром О3[3].

4. Новая система координат вместе с комплексом Ахуново полностью и с необходимой точностью вписывается в структуру исторической геодезии Урала [3].

5. Комплекс Ахуново содержит информацию о сущности всей геодезической структуры Южного Урала (Страны Городов). На текущем этапе исследований она может быть понята как магическое манипулирование с фигурой Великого Полоза — земной проекцией звёздного Дракона в систему координат «Уральский Меридиан» (старший масштаб)[3].

Литература

1. Петров Ф.Н., Кириллов А.К.. Мегалитический комплекс Ахуново: одна из древнейших обсерваторий Евразии // Человек в пространстве древних культур. Материалы всероссийской научной конференции. Челябинск: Музей — заповедник «Аркаим», 2003.

2. Никитонова Ю.А. Астрометрические исследования памятников древней культуры Южного Зауралья. Екатеринбург, 2004. Магистерская диссертация.

3. Быструшкин К.К. Феномен Аркаима. Космологическая архитектура и историческая геодезия. М., Белые Альвы. 2002.

4. Быструшкин К.К.. Мифология индоевропейцев — новый источник исторической информации. Методологический аспект палеоастрономических исследований памятников Аркаим и Синташта (синташтинская культура, Южный Урал). В печати.

5. Генинг В.Ф., Зданович Г.Б., Генинг В.В. Синташта. — Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1992.

6. Григорьев С.А. Раздел II. Бронзовый век // Серия «Этногенез уральских народов». Древняя история Южного Зауралья. Том I. Каменный Век. Эпоха Бронзы. — Челябинск: издательство ЮурГУ, 2000.

7. Чернецов В.Н. К вопросу о сложении уральского неолита // История, археология и этнография Средней Азии. М., 1973.

8. Напольских В.В. Введение в историческую уралистику. Ижевск, 1997.

9. Мосин В.С. Раздел I. Каменный век // Серия «Этногенез уральских народов». Древняя история Южного Зауралья. Том I. Каменный век. Эпоха Бронзы. — Челябинск: изд-во ЮурГУ, 2000.

10. Даниленко В.Н. Начала Цивилизации. — Екатеринбург, Москва, 1999.

11. Матвеев А.К. Вершины каменного пояса. Названия гор Урала. — Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1990.

12. Черных Е.Н. Древнейшее горнометаллургическое производство на границе Европы и Азии: Каргалинский центр // Археология, этнография и антропология Евразии. — 2002. — № 3 (11).

13. Черных Е.Н. Эпоха бронзы начиналась в Каргалах // Знание сила. № 8, 2000.