Русской народная сказка «Лиса и Заяц»

Варианты текстов русской народной сказки «Лиса и Заяц»

Лиса и заяц
Русская народная сказка (в обработке А.Н. Толстого).

Жили-были лиса да заяц. У лисы была избёнка ледяная, а у зайца — лубяная. Пришла весна — красна, у лисы избёнка растаяла, а у зайца стоит по-старому.

Вот лиса попросилась у него переночевать, да его из избёнки и выгнала! Идёт дорогой зайчик, плачет. Ему на встречу — собака:

— Тяф-тяф-тяф! Что, зайчик, плачешь?

— Как же мне не плакать? Была у меня избёнка лубяная, а у лисы — ледяная. Попросилась она ко мне ночевать, да меня же и выгнала!

— Гав! Не плачь, зайчик! Я твоему горю помогу! Подошли они к избёнке, собака забрехала:

-Тяф — тяф — тяф! Поди, лиса, вон! А лиса им с печи:

— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам! Собака испугалась и убежала.

Зайчик опять идёт дорогой, плачет. Ему на встречу — Медведь:

— О чём, зайчик, плачешь?- Как же мне не плакать? Была у меня избёнка лубяная, а у лисы — ледяная, попросилась она ко мне ночевать, да меня же и выгнала!- Не плачь! Я твоему горю помогу!

— Нет, не поможешь! Собака гнала — не выгнала и тебе не выгнать! — Нет, выгоню!- Подошли они к избёнке, медведь как закричит:

— Поди, лиса, вон! А лиса им с печи:

— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам! Медведь испугался и убежал. Идёт опять зайчик, ему на встречу бык:

— Му-у-у-у! Что, зайчик, плачешь?

— Как же мне не плакать? Была у меня избёнка лубяная, а у лисы — ледяная. Попросилась она ко мне ночевать, да меня же и выгнала!

— Му-у-у! Пойдём, я твоему горю помогу!

— Нет, бык, не поможешь! Собака гнала — не выгнала, медведь гнал — не выгнал и тебе не выгнать!

— Нет, выгоню! Подошли они к избёнке, бык как заревел:

— Поди, лиса, вон! А лиса им с печи:

— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам! Бык испугался и убежал.

Идёт зайчик опять дорогой, плачет пуще прежнего. Eму на встречу петух с косой:

— Ку-ка-ре-ку! O чём, зайчик, плачешь?

— Как же мне не плакать? Была у меня избёнка лубяная, а у лисы — ледяная. Попросилась она ко мне переночевать, да меня же и выгнала!

— Пойдём, я твоему горю помогу!

— Нет, петух, не поможешь! Собака гнала — не выгнала, медведь гнал — не выгнал, бык гнал — не выгнал, и тебе не выгнать!

— Нет, выгоню! Подошли они к избёнке, петух лапками затопал, крыльями забил:

— Ку-ка-ре-ку-у!

Иду на пятах, несу косу на плечах,

Хочу лису посечи, слезай, лиса, с печи!

Поди, лиса, вон!

— Обуваюсь!

Петух опять:

— Иду на пятах, несу косу на плечах,

Хочу лису посечи, слезай, лиса, с печи!

Поди, лиса, вон!

Лиса опять говорит: — Одеваюсь!

Петух в третий раз:

— Кукареку! Иду на пятах,

Несу косу на плечах!...

Лиса без памяти выбежала, петух взмахнул косой — её и след простыл! И стали они с зайчиком жить — поживать в лубяной избушке.

Лиса, заяц и петух
Русская народная сказка в обработке А Афанасьева

Жили-были лиса да заяц. У лисицы была избенка ледяная, а у зайчика лубяная; пришла весна — красна — у лисицы избенка растаяла, а у зайчика стоит по-старому.

Лиса попросилась у зайчика погреться, да зайчика-то и выгнала.

Идет дорогой зайчик да плачет, а ему навстречу собаки;

— Тяф, тяф, тяф! Про что, зайчик, плачешь? А зайчик говорит:

— Отстаньте, собаки! Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная, попросилась она ко мне, да меня и выгнала.

— Не плачь, зайчик! — говорят собаки.- Мы ее выгоним.

— Нет, не выгоните!

— Нет, выгоним! Подошли к избенке:

— Тяф, тяф, тяф! Поди, лиса, вон! А она им с печи:

— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по заулочкам!

Собаки испугались и ушли. Зайчик опять идет да плачет. Ему навстречу медведь:

— О чем, зайчик, плачешь?

А зайчик говорит:

— Отстань, медведь! Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная; попросилась она ко мне, да меня и выгнала.

— Не плачь, зайчик! — говорит медведь.- Я выгоню ее.

— Нет, не выгонишь! Собаки гнали — не выгнали, и ты не выгонишь.

— Нет, выгоню! Пошли гнать:

— Поди, лиса, вон!

А она с печи:

— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по заулочкам!

Медведь испугался и ушел. Идет опять зайчик да плачет, а ему навстречу бык:

— Про что, зайчик, плачешь?

— Отстань, бык! Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная; попросилась она ко мне, да меня и выгнала.

— Пойдем, я ее выгоню.

— Нет, бык, не выгонишь! Собаки гнали — не выгнали, медведь гнал — не выгнал, и ты не выгонишь.

— Нет, выгоню.

Подошли к избенке:

— Поди, лиса, вон! А она с печи:

— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по заулочкам!

Бык испугался и ушел. Идет опять зайчик да плачет, а ему навстречу петух скосой.

— Кукуреку! О чем, зайчик, плачешь?

— Отстань, петух! Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная; попросилась она ко мне, да меня и выгнала.

— Пойдем, я выгоню.

— Нет, не выгонишь! Собаки гнали — не выгнали, медведь гнал — не выгнал, бык гнал — не выгнал, и ты не выгонишь!

— Нет, выгоню!

Подошли к избенке:

— Кукуреку! Несу косу на плечи, хочу лису посечи! Поди, лиса, вон!

А она услыхала, испугалась, говорит:

— Одеваюсь...

Петух опять:

— Кукуреку! Несу косу на плечи, хочу лису посечи! Поди, лиса, вон! А она говорит:

— Шубу надеваю.

Петух в третий раз:

— Кукуреку! Несу косу на плечи, хочу лису посечи! Поди, лиса, вон!

Лисица выбежала; он ее зарубил косой-то и стал с зайчиком жить да поживать да добра наживать.

Вот тебе сказка, а мне крынка масла.

А это — типично гуманитарное толкование сказки.
Симпатичное, но не верное

Все хорошо помнят сказку, как лиса выгнала зайца из «лубяной избушки».
После прошедшей маслены с ее морозами (да и долго еще продолжались заверти, чем-то похоже на ноябрь), мне пришло в голову, что эта сказка рассказывает о борьбе задержавшейся зимы с пробуждающейся жизнью.
Заяц — сила плодородия, скрытая в «лубяной избушке», под корой деревьев. Собственная избушка лисы, ледяная, начинает таять, но она, как Марена, продолжает «строить козни» и «гнать зайца».
Это объясняет последующую абсурдность сюжета. «Сильные» звери — медведь, собака, бык — не могут справиться с зимой, отступают перед ее свирепыми угрозами. А петух — символ солнышка, настоящая весна, когда жизнь в рост идет — заяц возвращается — неизбежно наступает с его ранним победным криком. Только кричит он трижды, и лиса собирается не торопясь — деться ей некуда, но весна затяжная, северная.

Думаю, что этот сюжет можно использовать в весенних фольклорных праздниках с детьми.

Космология сказки проста — описание креста сезонов очень древней эпохи — 22 700 лет назад (20 700 г. до н.э.). Это самая древняя русская народная сказка. Симметричной эпохой сюжета следует назвать ту, которая отстоит от древней эпохи на половину периода прецессии, то есть на 12890 лет, когда точки летнего и зимнего солнцестояния поменяются местами. Речь идёт об эпохе 7 800 г. до н.э. или 9 800 лет назад. Как раз в это время заканчивается Плейстоцен (палеолит) и начинается Голоцен (мезолит или эпипалеолит), то есть заканчивается эпоха оледенений и начинается межледниковье, или последний интергляциал, продолжающийся и сейчас.

История мифологии, особенно греческой мифологии, знает много примеров возрождения древних сюжетов через 13 000 лет. Можно предположить, что именно в процессе возрождения или реставрации древнего мифа в сказку добавлена ледяная избушка, которая растаяла, и лубяная избушка, которая стоит по-старому. Время реставрации сказки «Лиса и Заяц» совпадает со временем создания сказки «Курочка Ряба» — около 7200 г до н.э.

Лиса, как легко вспомнить или заново догадаться, это зодиакальный Скорпион, а Заяц — зодиакальные Весы.

В эпоху 22 500 лет до н.э. точка зимнего солнцестояния пребывала на границе созвездий Весы и Скорпион в 17° знака Весы Вечного Зодиака. Точка летнего солнцестояния при этом находилась в очень примечательном месте эклиптики — в 17° знака Овен Вечного Зодиака, или в непосредственной близости от пресловутого «ноля Овна», от которого производится начало отсчёта христианской эры.

Созвездие Великая Мать (глиняная скульптура)

Точка весеннего равноденствия этой эпохи обнаруживается на границе знаков Козерог и Водолей (3° знака Водолей), а точка осеннего равноденствия — на границе знаков Близнецы и Рак Вечного Зодиака (3° знака рак), то есть буквально в центе зодиакального созвездия Рак. Рак же, как теперь доподлинно известно, в древние времена на северном небе был Птицей, а несколько позже (148 год до н.э.) — Петушком Золотым Гребешком. Это, в сущности, и есть сказочный герой Петух.

Великая Мать, обнимающая ось солнцестояний

Собачка, которая говорила «тяф-тяф-тяф!», оказывается, несомненно, зодиакальным Водолеем, который на северном небе был Волком или Собакой.

Сложнее ситуация складывается в окрестности точки летнего солнцестояния. Бык, который говорил «Му-у-у-у!», находится легко. Это зодиакальный Телец. Ось солнцестояний проходит вдоль задней ноги древнего небесного Лося (смотрите на этом сайте статью «геоглиф Зюраткуля» в рубрике «Артефакты»), но в сказке фигурирует Бык. Следовательно, мифологи, создававшие эту сказку, ещё не знали небесного Лося, и относились они совсем к другому народу. Между сюжетом геоглифа Зюраткуля и сюжетом сказки «Лиса и Заяц» бездна времени — 9 500 лет. Немало!

Подозрение усиливается участием персонажа по имени Медведь, который (как, впрочем, Заяц и Лиса, то есть как все дикие животные в сказке) не говорил на зверином языке. Домашние говорят, а дикие молчат. Этим они и выделяются в сказочной компании. Какое созвездие играет роль странного Медведя? Вот в чём вопрос...

Из соображений симметрии можно предположить, что роль Медведя в сказке «Лиса и Заяц» играло тоже довольно старое созвездие «Великая Мать». Летняя полуось той эпохи лежит как раз между Тельцом и «Великой Матерью». Сейчас в зодиакальной части древнего созвездия известен пресловутый Овен. Если вдуматься, то легко согласиться с тем, что Баран (а Овен — это обыкновенный Баран) не мог быть созвездием северного неба, ибо дикие овцы на севере не водились — их родина в субтропиках. А медведь очень часто встречается в сказках и мифологических сюжетах. За этим множеством и за этой важностью должно стоять зодиакальное созвездие Медведь. Теперь оно нашлось в знаке Овен.

«Медведь» — древнее созвездие северного неба

Во всём Зодиаке осталось только одно неопознанное южное созвездие. Созвездие Козерог. Дикая коза — южное животное. Его северная звериная ипостась всё ещё загадочна. Хотя он и подаёт признаки головы Лося, Сохи и Колчана для лука и стрел.

Последовательность зверей, пытавшихся помочь Зайцу, такова: Собака (Водолей, весна), Медведь («Великая Мать», начало лета), Бык (Телец, конец лета), Петух (Рак, осень). Последовательность отчётливо обозначает движение по ходу часовой стрелки, то есть по ходу Солнца. Продолжение этой последовательности в окрестности точки зимы должна быть такой: Заяц (Весы, начало зимы), Лиса (Скорпион, конец зимы). Так что и в этом случае таяние ледяной избушки обязательно.

Победа Петуха над Лисой обусловлена аспектом квадратуры. Но убивать Лису нельзя — это прерогатива аспекта оппозиции.

Наиболее загадочное обстоятельство сказки — отвратительный характер Лисы. Лисы в других сказках совсем иные. Решение может быть связано с Новым Годом в зимнее солнцестояние, то есть с нынешним Рождеством. Победа Петуха — переход на летоисчисление с отсчётом года от весеннего равноденствия, как это уже было в языческие времена. А редакцию древней сказки можно понимать как попытку языческой контрреформации. Крещение Руси привело к переносу языческого Нового Года с весеннего равноденствия на византийский Новый Год 1 сентября. Начало года с 1 января 1700 года ввёл в России Пётр I. Есть сильно подозрение, что древнюю сказку реставрировали ещё раз, и совсем недавно. Причина такого передела раскрывается после исследования космологического образа Христа. Но это будет выполнено в отдельной работе.

Великий небесный крест эпохи сюжета «лиса и заяц»