Природа волшебных сказок (Пояснительная записка к рубрике «Сказки»)

Фольклорная сказка, в соответствии с научно-гуманитарным определением, это миф, потерявший свои функции. Проще говоря, сказка — это одичавший миф. Готично!

Оказывается, в отличие от сакрального и строго достоверного мифа, сказка профанна, а достоверность её весьма условна. Художественная сторона мифа в сказке выходит на первый план, в то время как историчность мифа для сказки становится неактуальной и отступает в тень. Сказка увлекается интересным сюжетом и... теряет ценность. Только миф может раскрыть посвящённым адептам свои тайные знания, да и то только в особом месте и в особое время. Таково мнение гуманитарной науки о природе сказок.

А вот свежее гуманитарное определение самого мифа:

Миф (др.-греч. μῦθος) в литературе — сказание, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о Богах и героях.

Специфика мифов выступает наиболее чётко в первобытной культуре, где мифы представляют собой эквивалент науки, цельную систему, в терминах которой воспринимается и описывается весь мир.

По гуманитарному определению, древний миф — это древнее мировоззрение. В сущности, это верно. С этим нужно соглашаться. Но с оговоркой. Вот эта оговорка: «Но до нашего времени древний миф дошёл в искажённом и редактированном состоянии».

В результате многолетних исследований мифов и сказок с помощью новых методов «астроархеологии духовной культуры» у автора сложилось иное мнение о природе этих «фольклорных» феноменов. Да и сказку следует называть волшебной, если в ней есть волшебные события и волшебные объекты. Известные научные типологии Быструшкин не признаёт, ибо они чрезмерно инфантильны и поверхностны. Общие представления о предмете изложены в «Меморандуме Быструшкина», опубликованном на этом сайте (см. Часть I «Феномен», глава 5 «Великое наследие», и Часть III «Мировоззрение», глава 1 «Гуманитарная догма»).

У неподготовленного читателя при прочтении текстов Быструшкина неизбежно возникнут большие недоумения с последующими недоразумениями. Поэтому публикацию результатов анализа конкретных сказочных текстов нужно предварить общими замечаниями, которые, возможно, помогут справиться с некоторыми гуманитарными проблемами и гуманистическими кризисами.

Первое замечание: о природе сказки. Волшебные сказки — это аллегорические космологические тексты, малые и эпистолярные мифологические формы. Тексты с высшей степенью концентрации древней космологии. А космология — это, в значительной степени, астрономия. Так же, как ритуал — это, в значительной степени, календарь.

Аллегорические образы небесных объектов в волшебных сказках спрессованы в важные космологические сюжеты. Обычно в сказках обнаруживаются основные сюжеты космологии, которые также можно называть конституционными сюжетами. Сюжеты основные, а не второстепенные. Важнейшие сюжеты! Образно выражаясь, сказки — это алмазы мифологии. Так можно оценивать их аллегорическое содержание.

Сказочные алмазы возникали внутри мощных мифологических пластов при высочайшем духовном давлении и чудовищной творческой температуре. Можно не сомневаться в том, что их авторы были самыми квалифицированными и самыми талантливыми космологами древности. Сказки — высокохудожественные миниатюры древнего естествознания. Поэтому не будет большим преувеличением называть волшебные сказки ещё и бриллиантами мифологии. Если оценивать не только их содержание, но и форму.

Второе замечание: о квалификации читателя. Современный человек, вопреки всеобщему заблуждению, без длительной и сложной специальной подготовки не может адекватно понимать содержание древних мифов и сказок. Сейчас никто не может понимать это адекватно. Ни образованный человек, ни высокообразованный человек, ни кандидат наук, ни доктор наук, ни академик. Никто — это когда буквально никто! Готовых специалистов нет. А адекватно — значит так, как понимали их те, кто создавал и редактировал. Миф и сказка — это не примитивные продукты примитивного разума. Миф и сказка — это сложнейшие произведения высококвалифицированного и профессионального гениального духа.

Дело усугубляется ещё и тем, что люди давно потеряли технологии создания этих произведений. Впрочем, утеряно и само искусство обучения способностям такого рода. Утеряна способность и создавать мифы, и понимать мифы. А гуманитарная наука, в компетенции которой они сейчас находятся, принципиально отказывается воспринимать и удерживать в своём составе знания такого рода. Отказывается, потому что не способна. Естественные науки могут это делать, но не имеют права — это не их компетенция.

За пределами науки вокруг Великого Наследия великих предков сгрудились бесчисленные профаны, имя которым «легион» — слушатели и читатели сказок и мифов. Все профаны (все и всегда!) абсолютно уверены в том, что они прекрасно понимают содержание сказок, и что больше здесь понимать нечего. Они так же высокомерно считают, что «заумь», которую им пытается навязать автор, только портит хорошие вещи, ибо его «умственность» является плодом болезненного тщеславия.

Эта картина, писанная маслом, является следствием двух тысячелетий развития христианского мировоззрения. Миф и сказка — детище древних языческих религий и квалифицированного языческого жречества. Беспощадная и непрерывная борьба с язычеством привела к тому, что взрослые люди на территории христианских стран давно и безвозвратно утеряли древние мировоззренческие ценности и традиции, да и само мировоззрение тоже утеряли. Теперь у людей вовсе нет никакого мировоззрения. А то, что есть, нельзя называть этим некогда сильным, а ныне бессмысленным словом.

Впрочем, некоторые духовные ценности древнего космоса сохранились в укромных уголках культуры, куда не проникли хитроумные и беспощадные служители доброго Спасителя. Кое-где ещё остались заповедники раннего детства, в которых доживают древние сказки. Даже гуманитарная фольклористика не смогла опознать в детских сказках опасного противника непознаваемого и невыразимого христианского бога. Впрочем, чего не смогла книжная образованность, то легко удалось современным детским мультикам — телевидение и культура несовместимы.

Третье замечание: о квалификации исследователя. Новое всегда воспринимается сложно и приживается трудно. Реакция на «хорошо забытое старое» — иная. Новому приходится учиться. А это тяжко. Чтобы свободно понимать космологическую и календарную основу мифов и сказок, нужно много и долго учиться.

Начинать придётся с астрономии. Но не с той астрономии, которой учат в современных Университетах и Академиях — там учат астрофизике и астрометрии. Нужно осваивать древнюю астрономию — астрономию невооружённого глаза. Звёзды, астеризмы и созвездия нужно знать в лицо. После этого обязательно научиться понимать небесные движения. Не только суточное вращение неба, но и годовые, вековые движения, и собственные движения светил, планет и звёзд. Понимать и вычислять без помощи вычислительной техники. Нужно познать природу чисел, среди которых следует найти «магические числа», и углубиться в их таинственную природу. В таком обучении главное состоит в том, чтобы лично своими глазами наблюдать все эти объекты и события непрерывно в течение нескольких лет. Наблюдать своими глазами и понимать своим умом. По-другому в звёздный храм ночного неба войти нельзя. А кто не в храме — тот «вне храма», что на греческом языке обозначается известным словом «профан».

Небо следует видеть и понимать одновременно с трёх точек зрения. Во-первых, с точки зрения обычного человека, наблюдающего небесные объекты и движения невооруженным глазом. Во-вторых, с точки зрения «махатмы», то есть «высокого духа», отображая наблюдаемое в системе координат Вечный Зодиак. Для этого строго обязательно знать и понимать устройство и особенности системы Вечный Зодиак. В-третьих, с точки зрения «бога», то есть, воображая себя «творцом», перед глазами которого на фоне галактики Млечный Путь вращается Солнечная Система вместе с планетой Земля.

Вторая ступень космологического образования — Календарь и Геодезия. Ибо природа времени и пространства всё ещё загадочна. Древние жрецы представляли себе эту природу несравненно более сложно и интересно, чем современные учёные. Начинающему космологу следует понимать время так, как понимали его древние мыслители. А они считали время главным ресурсом, необходимым для культурной жизни. Дикая жизнь получает этот ресурс безвозмездно, то есть даром. Древние жрецы этот ресурс добывали, хранили и правильно тратили. Они старались для своего племени и своего народа. А кто сейчас может так же относиться ко времени и к своему народу?

Нужно привыкнуть к тому, что тепло, жизнь, порядок и время в нашем маленьком мире создают Солнце, Луна и их дети — пять видимых планет. Вот почему в правильном календаре должна быть отдельно большая солнечная часть времени года и отдельно маленькая лунная часть. А вся солнечная семья вместе создаёт день и ночь, неделю и месяц. Экзотическую науку палеокалендаристику нужно осваивать серьёзно и в полном объёме.

Не обойтись и без приобщения к основам исторической геодезии. Самая простая часть в этом сложном деле — элементарные представления о геодезических координатах, системах координат, об измерениях координат в GPS и в геосервере Google Earth, а так же техника решений прямой и обратной геодезических задач. С помощью этих задач выполняются трассировки геодезических линий в сетке параллелей и меридианов. Этому тоже нужно учиться, и учиться на конкретных примерах.

Значительно сложнее освоить методы выделения объектов космологической архитектуры и исторической геодезии из тривиальной среды. Освоить методы идентификации и верификации этих экстраординарных объектов. А вот отыскание координатных систем и геодезических линейных структур, в которые встроены найденные объекты, — это уже высший пилотаж и высокое искусство. В таком деле нужно быть осторожным и осмотрительным. Нужен талант и трудолюбие. Но относиться к этой возможности следует серьёзно, ибо придётся понимать тексты со сложным содержанием. В мифологических сюжетах астрономическая (космологическая) информация почти всегда сочетается с календарём и геодезией.

И уж, какая же историческая геодезия может быть без исторической географии?! Загадочной и странной географии Древнего Мира. Поскольку современная наука не достигла понимания и ясности в этом важном вопросе древней жизни, постольку реальную историческую географию придётся осваивать по публикациям автора, то есть всё того же Быструшкина.

После того, как эти предварительные условия будут выполнены, можно, наконец, приступить к исследованию самой мировой мифологии. Начинать такое трудное дело со сказок невозможно — они слишком сложны. Первой должна быть греческая мифология и, конкретно, подвиги Геракла в изложении Аполлодора. Подвиги Геракла — это портал мировой мифологии.

Пройдя школу этого портала, юный мифолог может вырваться на бескрайние просторы всей греческой мифологии, и оттянуться там по полной программе — вволю нарезвиться и натешиться. Ибо там просторно и богато. И уже потом, разобравшись с древними греками, можно степенно и чинно приступить к исследованию индийских эпосов Махабхараты и Рамаяны, после которых плавно перейти к Упанишадам, Брахманам и Ригведе. Дальше будут иранские мифы Шахнаме и священные тексты Авесты и Бундахишна. Важный и трудный этап исследования — германская мифология — Старшая и Младшая Эдды. Но задерживаться на таких «мелочах» особенно не стоит. В финале этой роскошной эпопеи неплохо «залакировать» мифологическое пиршество финской Калевалой, якутским Олонхо, башкирским Уралбатыром, осетинскими Нартами, египетским Ам Дуатом и остатками китайской мифологии. Лишь после этого можно приступать к исследованию космологических и календарных основ сказочных сюжетов. Не раньше.

Тот, кто сможет успешно прожить такую долгую и трудную жизнь, будет иметь моральное право на суждения и оценки в рассматриваемой области умственной и духовной работы. Всем прочим рекомендуется сдерживать раздражения и обиды, и придерживаться традиционных стандартов скромности и деликатности, порядочности и человеческого достоинства.